Эта тема озвучена мной в видео, текст ниже:

Ссылка на видео: https://youtu.be/T5rakFDDVZY

* * *

Канадскую писательницу-фантаста Саманту Август среди бела дня похищает НЛО.

Очнувшись, она обнаруживает себя на борту инопланетного базового звездолета. С ней начинает общаться искусственный интеллект, представитель трех высокоразвитых цивилизаций, и предлагает стать посредником при Первом Контакте.

Триумвират высокоразвитых цивилизации видит недостатки человечества – насилие и разрушение экосистем – и поднял вопрос о возможном пресечении деятельности людей на Земле.

Начинается Вмешательство.

ПЕРВАЯ СТАДИЯ. (Начало)

город Виктория, Британская Колумбия, Канада.

19 мая, 14.19

– Вроде тарелки, если смотреть снизу, фарфоровой такой тарелки, - объяснял Джон. - А потом она засветилась посередине. В самом центре. Охренеть как ярко. Я аж глаза рукой прикрыл, но все равно увидел, как оттуда вышел луч. И прямиком в ту женщину – она от меня шагах в десяти была. Даже и не поняла, наверное, что стряслось.

– Она просто шла, никого не трогала, – согласилась с ним Марго Риветт. – Потом ее этот свет окутал, а потом свет исчез, и она вместе с ним.

– Луч в нее ударил, – добавил Рик Шульц. – Мы как раз втроем из магазина вышли, я, Джек и Наади. Нужно было всю эту хрень в кузов закинуть. Тут бах – этот луч, бах – прямо в нее. Бабах – и ее нету! А тарелка эдак свернулась внутрь себя – и с концами.

– Точно, блин, – подтвердил Джек. – А бабу вроде как прямо на месте сожгло.

– Свернулась внутрь себя – и с концами, – повторил Рик. – Даже не улетела, исчезла – и все.

* * *

В будущем нет ничего страшного, если не считать постоянно гнетущего нас чувства крайней уязвимости перед неизвестным.

Саманта Август


«АДАМ» – искусственный интеллект, представляющий Делегацию Вмешательства.

Саманта (Сэм) Август – писатель-фантаст, на борту НЛО.

Она была в той же комнате, где очнулась немногим раньше, но одна ее стена сейчас сделалась то ли окном, то ли телеэкраном.

– У вас есть имя? – спросила Сэм. – И когда я смогу вас увидеть?

– В этом воплощении меня зовут Адам. Что же касается того, чтобы показать себя, то показывать попросту нечего. Я – технологический объект, эквивалент того, что вы назвали бы искусственным интеллектом.

– У меня найдутся к вам вопросы, – сказала Сэм. – Только я не знаю, с чего начать.

– Начните с самого важного.

– Хорошо. Почему именно я? Хотя обождите! Кроме меня вы кого-нибудь еще утащили?

– На данный момент – никого.

– Корабль у вас большой?

– Умеренно.

– Кто еще находится на борту?

– Больше никого, Саманта Август.

– Тогда вернемся к самому первому вопросу. Почему я?

– Делегация Вмешательства пришла к выводу, что вы подходите.

– Хорошо. Для начала, Делегация Вмешательства – это кто? Или что?

– Триумвират внеземных цивилизаций, в настоящий момент приведших в действие Протокол Вмешательства.

– Вмешательства во что?

– В текущую эволюцию Земли как жизнеспособной биоты.

– Вмешательство, Адам, можно понимать как завоевание.

– Это не завоевание.

Ваш вид следовало либо нейтрализовать, либо включить в спасаемую биоту таким образом, чтобы это не повредило ее спасению. Был избран второй вариант, даже несмотря на все сложности переходного периода.

Нынешнее Великое Вымирание – обусловленное деятельностью вашего вида – подвело ее к критической черте. Если вас не остановить, вы уничтожите большую часть жизни на Земле – включая, разумеется, и самих себя. Ваша планета находится в середине жизненного цикла.

– Адам, давайте вернемся назад. Вы меня похитили на глазах у свидетелей. Начали «вмешательство», намереваясь спасти Землю, а нас тем самым принудить к новому мировому порядку. «Принудить» в данном случае подразумевает, что мы будем орать и брыкаться.

– Мы тоже пришли к выводу, что определенное сопротивление неизбежно.

Она фыркнула, наклонилась вперед и рукой протерла лицо:

– Я-то вам зачем для всего для этого понадобилась? Что вы от меня такое хотите, чего никто другой вам дать не может? Обратились бы, ну, я не знаю, к американскому президенту!

– Возможно, многих представителей человечества это и удивит, – ответил Адам, и его бестелесный голос звучал сейчас чуть по-другому, – однако идея, что внеземная цивилизация сочтет нужным признать ту искусственную иерархию, которую человечество само для себя приняло, потребует пересмотра одной из первых.

– Хм, что-то мне подсказывает, что вам предстоит столкнуться с множеством недовольных.

– Потому-то мы вас и избрали в качестве переговорщика.

– В качестве… кого?

– Непосредственного контакта между нами и людьми не будет. Мы хотели бы, чтобы вы, используя средства наиболее массовой информации, выступали от нашего имени, оповещая человечество о ходе Вмешательства.

– Не лучше ли было взять дипломата?

– На текущий момент – нет.

– Очень скоро, Саманта Август, богатство – в вашем, человеческом измерении – утратит всякий смысл.

– Так когда же начинается ваше Вмешательство, Адам?

– Оно уже началось, Саманта Август.

* * *

Лагерь к западу от Джамбалы, Республика Конго.

22 мая, 6.18

Краткий пересказ:

Невидимая движущаяся стена стала выдавливать из джунглей вооружённых людей и лесорубов. Пули от стены отскакивали.

Невидимая стена надвигалась. Коло поспешно отскочил назад и скомандовал:

– Всем разойтись по сторонам и найти, где она кончается!

Недоумевающие бойцы разошлись веером. Послышались вскрики и ругательства – они тоже натыкались на стену. Один ударил в нее мачете – лезвие отскочило.

Насколько Коло сумел разобрать, барьер представлял собой ровную линию, медленно ползущую через лагерь. Пришел он из густых джунглей на западе. Несколько бойцов попытались задержать его продвижение.

Коло, вытаращив глаза, взирал на абсурдную сцену – его люди упираются в ничто, а их подошвы чертят по земле длинные полосы.

– Я-то думал, лесные духи умерли.

Коло остановился, развернулся и уставился на наглеца. Издевается он, что ли?

– Какие, мать твою, духи? Это оружие!

Джок вытаращил глаза – наконец-то и его проняло.

– Это такое сраное оружие, Джок, – повторил Коло, – и прятаться в джунглях больше не получится. От него не спрячешься.

* * *

Боулдер, штат Колорадо.

23 мая, 16.15

Джоуи Кран сидел у себя в подвале, со всех сторон окруженный мониторами. Повсюду творилась такая неразбериха, что он даже не знал, на какой экран смотреть. В наушниках прозвучал дребезжащий голосок:

– Джоуи, ты в курсе того, что творится?

– Привет, Кинг-Кон. Ну да, пытаюсь…

– И что это, по-твоему? Секретное оружие экотеррористов?

– Какое на хрен… – Но он тут же наклонился вперед, его глаза забегали от экрана к экрану. – А, вот ты о чем. Как я сам-то не заметил? Всегда начинается в безлюдной глуши и уже оттуда распространяется наружу.

– Супер-мать-его-оружие, – голос Кинг-Кона был полон злорадного удовлетворения. – А каналы спутниковой связи вообще как с ума посходили. Рыболовные флотилии следуют за огромными косяками – а сети закинуть не могут.

– Это еще почему?

– Потому что вся эта хрень не может тронуться с палубы. Столько рыбы, а взять ее руки коротки. Весь «Гринпис» сейчас, наверно, пляшет от счастья, да оно и понятно. Надо полагать, они за всем этим и стоят.

Король Конспираторов был старым и верным информатором видеоблога «Новости из-под Крана». Из своей берлоги, где бы она там ни находилась, он имел доступ к самому что ни на есть причудливому дерьму. Постоянно переключался с волны на волну, не пропуская ни одного слуха. Джоуи пока что не стал его перебивать. Ему было не до того, он вглядывался в мониторы. Потом наконец откинулся на спинку стула и произнес:

– Обожди пока, Кинг-Кон. Итак, насколько можно судить, умеренным широтам досталось как следует. Центральная Америка, Чили, Боливия, бассейн Амазонки. Северный Мадагаскар, да и по всей Африке. Камбоджа, Вьетнам, Индонезия – по этим вообще как каток прошел.

– Национальные парки в Штатах, чуть ли не вся Флорида, половина сраной Аляски…

– Эй, мы же договаривались – в эфире не выражаться!

– Извини, Джоуи, вырвалось. Короче, есть сообщения и из густонаселенных местностей. Все пастбища в районе бывшей амазонской сельвы, а также шахты и лесозаготовки. Такая же хрень и в Конго…

– А также в тайге на севере России, – перебил его Джоуи, – в Канаде – Британская Колумбия, северная Альберта – ого, там с нефтеносных песков повышибло все, включая тяжелую технику. Эта штука ворочает бульдозеры, будто консервные банки.

– Эко-супер-мать-его-оружие… Эй, останови-ка запись!

– Кинг-Кон, я ведь тебя потому и просил насчет не выражаться. Мне теперь все это резать и запикивать, будто у меня других дел нету. Может, просто немного последишь за собой, договорились?

– Так ты, Джоуи, что, еще не понял? Там же и в самом деле все посносило на… на… к чертям собачьим, вот. Сквозь это силовое поле не пробиться. И подкопаться невозможно, и дроны там, наверху, о него разбиваются…

– Погоди, что там насчет дронов? Кто-то решил перелететь через стену?

– Попытался, – ответил Кинг-Кон с коротким неприятным смешком. – Ага, а у вертолетов и прочего дерьма срабатывает система предупреждения столкновений – однако пока что считается, что эти штуки куполообразные, а главное – птицы-то сквозь них пролетают!

– Что?

– Птицы, приятель, птицы. Ультра-эко-супер-мать-его-оружие-ноль-ноль-семь…

– Я тебе перезвоню, – раздраженно перебил его Джоуи. – Можешь пока что рот с мылом вымыть. – Он кликнул отбой.

Официальные сообщения поступали одно за другим. Никто ничего не знал.

Сперва никто даже не брал на себя ответственность, потом вдруг о своей ответственности объявили чуть ли не все сразу группировки мракобесов-экстремистов одновременно. На места событий направлены научные группы. Военные находятся в полной готовности. У въезда в Йеллоустоунский национальный парк собралась толпа вышвырнутых наружу туристов.

До какого размера все эти штуки вырастут? Неизвестно. Но они будут расти и дальше? Пока что продолжают. Что будет с теми, кому пришлось покинуть свои дома? Непонятно. Организации помощи беженцам оповещены. В Бразилии беспорядки, но пострадавших, по счастью, нет…

Джоуи Кран вернулся к последнему сообщению. В шахтерских городках многотысячные беспорядки.

– Но пострадавших нет? Что еще за хрень?

* * *

Оттава, провинция Онтарио, Канада.

24 мая, 15.45

– Госпожа премьер-министр, – начала Элисон, советник премьера по науке, – Силовые поля обладают рядом крайне необычных характеристик…

– Способные проникать сквозь землю радары их не видят. Вернее сказать, они не видны и на обычных радарах.

– Как это может быть? – уточнила премьер. – На всех самолетах, курс которых пересекли силовые поля, сработала система предупреждения о столкновении.

– Совершенно верно, мадам. Поскольку эти системы используют радары, само собой предполагалось, что силовое поле отражает радиосигнал.

– Однако вы утверждаете, что это не так.

– Совершенно верно.

– Очередной невероятный факт, – уточнила Карбоно. – Поскольку радару силовые поля не видны, видимо, срабатывание систем вызвано каким-то другим сигналом.

– Насколько я понимаю, выпущенные в силовое поле пули исчезают.

– Да. Бесследно. Измерить размеры области, на которую распространяется эффект от удара, также не удается. Иными словами, при столкновении с полем не высвобождается никакой энергии. Это все равно что стрелять в голограмму.

– Эта аналогия точна?

– Не совсем. Эффект распространяется лишь на высокоскоростные снаряды. Более медленные объекты, например, дроны, попросту разбиваются, как если бы они ударились об стену. В подобных случаях энергия удара распространяется наружу в полном соответствии с законами сохранения.

Элисон замялась, сделала усилие, чтобы не вздохнуть.

– Силовое поле действует избирательно. Оно может решать, что делать.

В этот момент Мэри Спэрроу нарушила протокол, произнеся:

– Стена Бога.

Прозвучало это настолько неуместно, что Карбоно отвлеклась на нее.

– Что вы сказали?

– Простите, что перебила, госпожа премьер-министр, – ответила Мэри. – Это новый мем. Кто-то в Сети сравнил силовое поле с компьютерным брандмауэром, в том смысле, что они оба действуют избирательно. В частности, нет ни одного достоверного сообщения о травмах, причиненных полем. Это не тот сценарий, что у Стивена Кинга в «Под куполом», где людей резало пополам. Наблюдали также животных, проходящих сквозь поле.

Элисон прокашлялась.

– Эти сообщения подтверждаются. Отчуждение, наложенное полем, имеет ограниченный характер. Под запретом только человек и человеческая техника.

– Это не совсем так, – снова перебила ее Мэри. – Час назад пришло сообщение из Бразилии. Как вы знаете, я участвую в деятельности программы помощи коренным народам…

– Да, – оборвала ее премьер. – Что было в сообщении?

Мэри поджала губы, в ее взгляде сверкнуло недовольство.

– Силовое поле, закрывающее неисследованные области Амазонии, поднимается примерно на триста метров над землей. Полеты над ним возможны, и вчера вечером команда правительственных сотрудников наблюдала одно из ранее избегавших контактов первобытных племен, которые проживают в районе границы с Перу.

Известно, что дровосеки безжалостно выбивают эти племена. Согласно подтвержденным данным, вырубка лесов и расчистка пастбищ внутри силового поля прекратились, рабочие лагеря пришлось покинуть. Захватчики изгнаны из региона, но коренные жители остались.

Наблюдая за тем, как черты лица Мэри смягчились от удовольствия, которое доставила ей последняя фраза, Элисон решила, что винить ее не за что. Название «Стена Бога» больше не казалось ей абсурдным. По мере того как продолжали поступать данные, ее собственные мысли дрейфовали куда-то в том же направлении.

– Избирательность, – повторила премьер-министр. – Способность выбирать. И намерение. – И тут же резко переключилась на другую тему: – Уильям, насколько сильно пострадал наш доступ к ресурсам?

– Весьма серьезно, госпожа премьер-министр. Мы потеряли половину нефтеносных песков – все объекты, разработка которых началась за последние три года, сейчас недоступны. Добывающее оборудование уничтожено – поступают сообщения, что определенные установки становятся особой мишенью…

– В каком смысле?

– В силовом поле образуются выступы, опережающие обычное поступательное расширение. Подсчеты еще не закончены, но непосредственные материальные потери измеряются десятками миллионов долларов, если не сотнями. С объемами добычи все еще хуже. От нефтяного фонтана осталась тонкая струйка.

– Это возмездие, – объявила Мэри. – Они сейчас расплачиваются за собственную глупость. Нельзя ранить Землю и ждать, что это сойдет тебе с рук.

– Будьте добры, обойдемся без этого, – потребовала премьер-министр.

– Элисон, сколько зон все еще продолжают расширяться?

– Совсем немного, и они тоже сильно замедлились. Сейчас их скорость около одного метра в день, и граница уже не столь ровная. Появились выступы, наподобие щупалец. Хотя лучше будет говорить «коридоры».

– Вы хотите сказать… предназначенные для миграции животных?

Элисон кивнула.

– Для сезонной миграции – зима в северных лесах, лето на равнине.

– Что ж, во всем постепенно обнаруживается тема защиты природы, – заметила премьер-министр.

Элисон опять кивнула.

– Это подтверждает и ситуация с рыболовством. Ловля на удочку ограничений не встречает. Однако больше никаких плавных сетей, придонных тралов и других средств массового коммерческого лова. Национальная принадлежность вод роли не играет, зоны установлены вдоль путей миграции рыбы, а также областей, где она кормится и размножается. Стаи китообразных, по-видимому, обзавелись индивидуальными силовыми полями, которые движутся вместе с ними и, вероятно, даже прикрывают отбившихся в сторону.

– Хотел бы я знать… – пробормотал Уилл Кэмден.

Премьер стрельнула глазами в его сторону.

– Да, Уильям?

Он пожал плечами.

– Не столковались ли часом экотеррористы с сатанистами, и не бросает ли сейчас кто-то где-нибудь девственниц в жерла вулканов.

Повисло молчание, потом Мэри Спэрроу расхохоталась:

– Вот это да, Уилл. Здорово сказано – не против, если я тебя процитирую?

– Сколько угодно, – ответил ей министр природных ресурсов. – Всё равно вряд ли кто-нибудь обратит внимание.

* * *

Краткий пересказ:

Дальше - больше. Ни один человек на планете больше не может нанести вред Природе. И не то что убить другого человека или нанести вред другим живым существам - не может никого ударить. Невидимый барьер пресекает любые подобные попытки.

Стали невозможными извечные забавы политиков и религий - войны. Извлечение прибыли из недр земли, лесов, рек и океанов прекратилось.

Человечество заставили жить по-другому - никого не убивая и не разрушая планету.


Это были отрывки из начала книги - Радость, словно нож у сердца.

ИСТОЧНИК

Автор Стивен Эриксон:

Писатель-фантаст Стивен Эриксон пишет под псевдонимом, истинное имя писателя – Стив Лундин. Родился Эриксон в Канаде в 1956 году, он - антрополог и археолог. Короткое время жил в Англии, но, потеряв надежду обрести издателя, вернулся в Канаду.

Основной труд Стивена Эриксона «Малазанская книга павших»насчитывает 10 романов. Действие всех произведений происходит в придуманном мире. Столица империи Малаз – центральное место всех романов серии.

ИСТОЧНИК

Здесь только небольшие отрывки из начала книги - в книге всё гораздо подробнее и интереснее.


На этом всё, берегите природу, мать вашу, канал Веб Рассказ, Юрий Шатохин, Новосибирск.

До свидания.