На границе с Камчаткой и Магаданской областью. Без спецэффектов.

* * *

Эта тема озвучена мной в видео, текст ниже:

Ссылка на видео: https://youtu.be/CH1Emx37EpI

* * *

Сегодня, как никогда ранее, испытывается острая нужда в умной книге о дохристианском прошлом Руси, её древнейшей истории, письменности, культуре, традициях, которая могла бы стать настольной не только для учёного-слависта, но и для каждой русской семьи.

И такую книгу мы наконец имеем: литературный «проект» по проникновению в многотысячелетнее прошлое Руси ещё в советские времена осуществил русский писатель, доктор исторических наук Александр Семёнович Иванченко, написав роман-исследование«Путями великого россиянина».

В 1991–1992-х годах журнал «Славяне» опубликовал из этой книги её первую главу с пометкой «продолжение следует», однако, к сожалению, (журнал) вскоре прекратил своё существование.

Установить личный контакт с писателем мне удалось только в июле 2002 года, когда надо было разобраться в деталях биографий русского историка Егора Ивановича Классена и польского исследователя славянских древностей Фаддея Воланского.

Егор Иванович Классен, согласно данных, унаследованных нами ещё из XIX века, был якобы немцем по происхождению, а Фаддей Воланский – сожжён на костре из собственной книги «Памятники письменности Славян до Рождества Христова».

Александр Семёнович Иванченко рассказал тогда, что, работая с русскими архивами в США, он нашёл точные ответы на эти вопросы, чему посвятил несколько страниц в книге «Путями великого россиянина».

Автор любезно разрешил опубликовать некоторые главы из этой книги в газете «За Русское Дело», для чего пообещал прислать рукопись книги и обещание своё сдержал.

В газете «За Русское Дело» №2(104) за 2003 год был напечатан отрывок из книги А. И. Иванченко «Заставил-таки посадить себя на кол...», затем этот же отрывок увидел свет в качестве приложения к изданной нами книге Е. И. Классена (оказавшегося совсем не немцем) «Новые материалы для древнейшей истории Славян...» Мы были рады установившимся между нами дружеским отношениям.

Конечно, я внимательнейшим образом ознакомился с рукописью всей книги и, проникшись её злободневностью, сразу позвонил в Москву Александру Семёновичу, чтобы узнать, когда же она выйдет в свет?

Александр Семёнович с грустью ответил, что денег на издание книги лично у него нет и не предвидится, а что касается его обращений в книжные издательства, то книгу опасаются брать в производство, как он сказал, «даже самые смелые из редакторов».

Тогда я спросил, не позволит ли автор нам здесь, в Питере, попытаться издать «Россиянина», если, конечно, удастся собрать для этого деньги? Александр Семёнович, не раздумывая ни секунды, сказал: «Конечно же издавайте! Я буду только рад».

Позже выяснилось, что в течение всех пятнадцати лет, минувших после прекращения публикации книги в журнале «Славяне», и вскоре после таинственного исчезновения с балкона квартиры писателя части его личного архива (в том числе черновиков книги) Александр Семёнович ксерокопию рукописи «Россиянина», не раздумывая, дарил многим своим единомышленникам, полагая, очевидно, что кто-нибудь её всё-таки опубликует.

Увы, книга так и не увидела свет, а мысли из неё, как я заметил, изучая творчество современных авторов, потихоньку всплывают (разворовываются) то тут, то там без всяких ссылок на первоисточник. Хотя бы поэтому никак нельзя было медлить с публикацией книги.

В начале февраля 2004 года, позвонив в очередной раз в Москву на квартиру Александра Семёновича, я вдруг узнал, что писатель Александр Иванченко... умер в конце августа 2003 года. Печальную весть сообщила вдова писателя Нинель Васильевна.

Я бы не вздрогнул, узнав о смерти многих из ныне ангажированных писателей, а тут вздрогнул: полгода, как ушёл из жизни такой величины и значимости человек, и ни строчки информации в оппозиционно-патриотической прессе, не говоря уже о демократической.

В Москве никто не догадался позвонить в Санкт-Петербург; поклонники писателя в Северной столице выехали бы на похороны и опубликовали некролог.

Похоронен Александр Семёнович в Москве, где прожил большую часть своей жизни, на кладбище «Ракитки».

* *

Роман-исследование «Путями великого россиянина» читается, как в таких случаях говорят, на одном дыхании.

Однако автор не желает быть академически беспристрастным наблюдателем, стоящим над событиями, а хочет обозначить свою гражданскую позицию по отношению к ним.

Поэтому книга «Путями великого россиянина» несёт в себе очень интересные авторские включения историко-публицистического характера, нисколько книгу не отягчающее, а, наоборот, делающее её информационно необычайно насыщенной, то есть в романе органично соединены два литературных жанра.

Теперь об Александре Семёновиче как знатоке Ведических знаний и древней русской истории.

Многие слышали, что в среде современных брахманов Индии и буддистов Тибета сохранена традиция передачи Ведических знаний путём устного запоминания большого объёма информации. Однако не все знают об одной особенности подобной «технологии».

Не каждый ребёнок для этой цели подходит, даже если он из семьи потомственных брахманов, а только тот, который:

во- первых, на уровне генной памяти от рождения уже владеет некоторой частью информации (например, помнит «свою» прошлую жизнь или вдруг начинает говорить на ныне полузабытых или совсем забытых «мёртвых» языках);

во-вторых, обладает качеством объёмного видения описываемого на страницах дохристианских книг события (строки книги видятся этим детям, как наложенные на движущееся изображение титры в кино).

Таких детей по особым признакам умели отличать в древности бабки-повитухи (акушерки) уже в момент появления на свет; они сразу же сообщали о них старцам-волхвам, что становилось для них праздником.

Так вот, Александр Семёнович Иванченко был именно таким уникальным ребёнком, которому повезло родиться в малороссийском Ведическом («языческом») селе Мисайловке с помощью мудрейшей бабки-повитухи, которая не замедлила послать весть об уникальном ребёнке в один из сохранившихся на Памире русских Ведических центров.

Вскоре для обучения мальчика и раскрытия в нём врождённого знания не только «мёртвых» языков, но и древней истории Руси, с Памира прибыл учитель-старец Зоран. Эту часть своей биографии Александр Семёнович описывает достаточно ярко.

Замечу в скобках, что в русских семьях продолжают рождаться дети с подобными задатками или с приближенными к ним; к сожалению, родители, как правило, не только не развивают эти задатки, а, не по злому умыслу подавляя их, направляют ребёнка в русло стандартного образования.

Благополучно переживший немецкую оккупацию Мисайловки, мальчик Александр Иванченко со временем просто не мог не стать путешественником, учёным, лингвистом, писателем...

Александра Семёновича Иванченко – историка, несущего в себе такую фантастическую (с современной точки зрения) информированность, – давно и с нетерпением ждёт Россия; она просто задыхается без него.

Ведь русской «истории» на протяжении последнего тысячелетия, если считать от насильственного насаждения христианства на Руси, учили нас сначала пришлые византийские попы, потом командированные Ватиканом немцы-«академики» Миллер, Байер, Шлёцер и им подобные, а в наше время – русофобы-учёные и несть числа им, сидящим на шее Русского народа и на него же клевещущим.

Вступив, например, на страницах своей книги в жёсткую полемику с академиками Б. А. Рыбаковым и Д. С. Лихачёвым, ставшими ещё при жизни «классиками», Александр Семёнович убедительно разоблачает антирусскую направленность их «исторических» трудов.

Конечно, не всю русскую историю смог поднять-описать А. С. Иванченко (по-хорошему специально под него надо было бы создать научно-исследовательский институт!), но он обстоятельно осветил принципиальные её моменты и выступил в качествебескомпромиссного защитника исторического достоинства великого Русского народа!

Нам, русским, продолжать жить без книги А. С. Иванченко «Путями великого россиянина» никак нельзя.

Она - ценнейшее достояние нашей культуры мирового уровня. Читатель сам в этом убедится, прочитав первые же её страницы.

Олег ГУСЕВ, профессор Международной Славянской академии.

* * *

Небольшие отрывки из книги «Путями великого россиянина»,автор Александр Семёнович Иванченко:

У народной мудрости нет отдельных авторов, требующих особого почитания, и она не нуждается для своего утверждения ни в какой-то пропаганде, ни тем более в жертвах мучеников, достойных, как христианские страстотерпцы, лишь сочувствия и сожаления, поскольку смысла в их мученичестве, на мой взгляд, нет никакого.

Можно раскаяться в содеянном зле и как-то, праведным ли поступком, деянием ли, исправить допущенное зло и самому исправиться к лучшему, но не тем покаянием, как у нас его понимают, посыпая себе голову пеплом, или будто бы для искупления грехов обрекая себя на страдания.

Какой резон в бесплодном самоистязании? В спасении собственной души?

Тогда это корыстный эгоизм, не имеющий ничего общего с истинным благом, ибо оно непременно должно приносить пользу людям; притом эгоизм неразумный – нет иной власти, думаю я, чутко внемля голосам своей души, над человеческим духом, кроме воли самого человека.

* * *

В ДЕТСТВЕ К НЕМУ ПРИШЁЛ РУССКИЙ МУДРЕЦ С ПАМИРА

...слова «язычество» в Мисайловке моего детства я не слышал и не помню, чтобы у нас велись какие-то разговоры на эту тему.

Вся жизнь в селе казалась обыкновенной, простой и естественной, как цветение вишни. И, конечно, я не испытывал никакого душевного трепета.

Когда в свои четыре года заучивал, как таблицу умножения, вот этуазбуку россичей, которая относится к первой половине 2 тысячелетия до н.э. и которой у нас будто бы не существовало, пока более чем 2,5 тысячелетия спустя не появилась кириллица.

Якобы только она, кириллица, принесла нам письменное слово.

* * *

Седобородый, но ещё с полными лучистым светом голубыми глазами Учитель Зоран, носивший подпоясанную плетёным ремешком длинную белую рубаху, расшитую на груди и по ободкам рукавов рядочками восьмиконечных васильковых звёздочек, пока не говорил мне, а сам я по малолетству не мог догадаться, что он открывает передо мною какие-то важные страницы нашей древней культуры.

Даже когда объяснял он чертёж Малого Сварожья (Малого Космоса или Мира и Антимира), созданный нашими пращурами в том же 2 тысячелетии до н.э., всё воспринималось мною просто с любопытством, и, хотя Зоран делал свои объяснения на древнерусском языке, вышедшего у нас из официального письменного употребления с крещением Руси и почти всеми давно забытом, у меня, малого, не возникало мысли, что язык этот какой-то особенный, как будто я знал его всегда.

Всё ясно и понятно.

* * *

В селе говорили, что Зоран приехал в Мисайловку с какого-то Памира специально, чтобы учить меня.

Вот это сначала меня немножко удивляло, но потом разговоры про нас с Зораном утихли, я привык к нему и к тому, что я должен у него учиться, и мне не приходило в голову, что он открывает мне известные нашим пращурам 4 тысячи лет тому назад великие истины, которые современные астрономы и астрофизики начнут открывать только во второй половине, а математики – в последней четверти XX века.

Лишь теперь, читая о новейших достижениях науки, я узнал, какие копья ломают учёные по поводу не только 26-размерной, но и 11-размерной геометрии.

Пользуясь древнейшими чертежами и символикой, Зоран очень доходчиво объяснил мне этот предмет в 1940 году, как и то, что Яйцо Малого Сварожья представляет собою 7-размерную сферу, возможности сделать все вычисления в которой тоже, оказывается, открыты совсем недавно.

Уже в наше время с помощью мощного 3-метрового телескопа Ликской обсерватории в Калифорнии удалось сфотографировать Нептун с его спутником Тритоном (см. фото справа)

В древнейших же дохристианских книгах россичей сказано, что за седьмым, считая по удалённости от Ярила, Эми- том (Ураном) находится восьмая планета, которая называется Рогач, потому что у неё как бы четыре громадных светящихся рога.

А девятая, самая крайняя в Коле Ярила планета – Чаклун (Колдун), тоже открытый современными учёными лишь в 1930 году Плутон.

Я, естественно, не думаю, что у наших далёких пращуров были телескопы, но как-то «разглядеть» протуберанцы Нептуна они всё же смогли и точно сосчитали их количество.

Только потом, копаясь в недрах спецхрана, я нашёл книгу польского учёного Фаддея Воланского, на которую в дальнейшем мне придётся не раз ещё ссылаться, и я увидел в ней факсимильно опубликованную найденную в Приазовье накаменную надпись россичей XVI века до н.э., позволю привести её и здесь.

«Постараемся искренней опекой построить дом, а также подворье супругам молодым. Пусть детей рожают и лелеют, и пусть жизнь будет светлой.»

Кроме текста надпись имеет также пять знаков-символов, которые я сейчас поясню.

Буква «Я» в окружности означает духовность, а восьмиконечная звезда – высший дар: в Природе существуют семь творческих принципов и восьмая – энергия, которая даёт возможность каждому проявить себя в своей области.

Это и есть высший дар, которым старшие желают молодым людям пользоваться не бездумно, а непременно сначала обогатив себя духовно, чтобы каждым их поступком руководили душа и разум.

* * *

За тысячу лет христианство, принесшее в наши пределы великую веру в единого всемогущего и всемилостивейшего Бога, но вместе с ней и замешанную на жестокосердии великую ложь, страх правды инелепого для былинных пращуров наших ада,

алчбу своекорыстия, прикрытого то лукавством любви ко всякому ближнему вместо потребного от нас обыкновенного меж-человечьего уважения,

то пропитанными тщетой гордыни призывами к переустройству миравместо познания изначальной гармонии данного наммироустройства и отыскания в нём возможностей, чтобы наилучшим образом следовать своему призванию, обусловленному необходимостью развития такой же гармонии в нашем человеческом сообществе,

не смогло разрушить в Мисайловке ни вековечных духовных устоев, ни памяти народной, ни народных понятий.

Потому не угорело село моё и в чаду оргий воинствующих безбожников. Не нашлось в Мисайловке объектов или предметов для их чумных глумлений.

Храны святынь, воздвигнутые в сердцах людских, к счастью, невидимы.

* * *

Я хочу чтобы русский читатель задумался над нашими общими истоками, и напомнить ему, что человеческие гены, передаваясь из поколения в поколение, живут тысячелетиями.

Но зов крови, самое сильное, что есть в человеке, можно заглушить, если отнять у него историческую память и знания, накопленные предшествующими поколениями.

И тогда на смену духовности приходят низменные инстинкты (свято место пусто не бывает), и человеческое сообщество превращается в худший вид стад.

Чем короче и скуднее у людей историческая память, тем легче понудить их принять новоизобретённые установления и догмы, так как из-за отсутствия достаточных исторических знаний они не могут сравнить нововведённое с тем, чем руководствовались их предки, было оно хуже или лучше.

И очень часто вместо желанного прогресса начинается регресс, человек заново изобретает колесо и неизбежно повторяет все те ошибки, горькие уроки из которых давно извлекли и сделали соответствующие выводы его праотцы.

* * *

Из всех известных в мире образцов фонетической письменности самые давние найдены на территории Древней Руси

и, по мнению авторитетных специалистов, они, несомненно, имеют прямую связь с более поздней азбукой россичей, которая окончательно сформировалась, как мы уже знаем, в середине 2 тысячелетия до нашей эры.

* * *

Ещё два с половиной века тому назад с горечью отмечал автор «Истории Червонной Руси» Денис Зубрицкий:

«Многие писали историю России, но как она несовершенна!

Сколько событий необъяснённых, сколько упущенных, сколько искажённых!

Большею частью один списывал у другого, никто не хотел рыться в источниках, потому что изыскание сопряжено с большой тратой времени и трудом.

Переписчики старались только в том, чтобы блеснуть витиеватостью лжи и даже дерзостью клеветы на своих праотцев».

Те, кто бездумно твердит о тысячелетней культуре и государственности Руси, вольно или невольно продолжают то же самое.

А остальные тысячелетия куда девались?

Ведь по меньшей мере ещё три более ранних тысячелетия наши пращуры документировали ПИСЬМЕННО.

* * *

Это были отрывки из Предисловия редактора и отрывки из начала книги - Путями великого россиянина. АвторАлександр Семёнович Иванченко.

ИСТОЧНИК

Недаром потом, во все смутные времена, древние книги на Руси изымались и уничтожались, что бы потом утверждать - а нет никаких свидетельств! Потому и нет. Но есть Память.

На этом всё, всего хорошего, читайте книги - кладезь Знаний!

Юрий Шатохин, канал Веб Рассказ, Новосибирск.

До свидания.