Эта тема озвучена мной в видео, текст ниже:

Ссылка на видео: https://youtu.be/7uuM7z7xdUI

* * *

В высшем значении, История есть летопись обороны Истины, против возстающаго на нее, явно и тайно, отрицания.

Видимо действующие в этой борьбе, личности и народы, сyть ничто иное, как сознательные и безсознательные орудия движений Духа Правды и двуликаго духа неправды.

* * *

...Это сказочное предание, как мы уже заметили, напоминает и повествования Геродота о СкиФах, произшедших от союза Иракла с русалкой Эхидной, полудевой, полурыбой, и о Сарматах, произшедших от сочетания благорожденных Скифов с Амазонками.

Странно верить в существоваше Амазонок; но нельзя же и не верить, зная что История полна метаморфоз. В иносказательных преданиях часто скрывается истина, как святыня от изуверов, и как сокровище от хищников.

Г. Тьерри, отвергая неестественное, счел более благоразумным верить естественному, хотя ни на чем не основанному, происхождению белых и черных костей победоносных дружин Болемира и Аттилы от костей Монгольских. (Монгола) прим.автора темы)

* * *

Здесь необходимо небольшое отступление от текста и пояснение, почему и зачем мной добавлено имя Монгол.

Из дальнейшего повествования, а зачитывать здесь всё просто нет места и смысла - книга в свободном доступе для чтения в Сети, вырисовывается вот что.

Покажу на других исторических и фактических бытовых примерах, что бы стало понятно о чём идёт речь:

Наполеоновские войска вторглись в Российскую Империю, гитлеровские войска, без объявления войны, напали на СССР - в обеих случаях слова наполеоновские и гитлеровские не являются национальностью, а носят имя нарицательное от фамилии Главнокомандующего войсками, Главы государства, в данных случаях Наполеона и Гитлера.

Монгольские войска - это не национальность, это войска Главы государства Монгола - был Монгол, отец Аттилы, имя Монгол из истории впоследствии испарилось, исчезло в небытие.

Обиходное название войск Монгола вдруг стало национальностью, Аттила стал тюрком или мадьяром и к слову монголы добавили слово татары.

Национальность наполеоновских войск - французы, национальность гитлеровских войск - немцы, а национальность монгольских войск - русы, потому имя Монгол и испарилось из обихода, для дальнейшей подмены понятий и появилась татаро-монгольская орда возглавляемая Чингизханом - какой Монгол, кто его видел? Никто. Значит его и не было никогда. Есть великая подмена понятий.

Как происходила подмена в этой книге и описывается, и как в массовом порядке переписывались саги, сказы и песни официальными сборщиками сказов народных, устных преданий и многое другое, потому эта книга и её автор сразу же подверглись яростным нападкам, а сама книга замалчивается.

(прим. авт. темы закончилось).

* * *

Вместе с этим положением является неизбежно новое: движущаяся картина давления народов, от густоты населения в неизмеримых пустынях Сибири: "Финские народы, сильно раскаленные на западе и севере, но многие и компактные на востоке вокруг Волги и Уральских гор, испытывали давление на Германа и Славян, вес которого уже ощущался в Римской империи".

Подобное давление компактнаго Чудскаго населения на Славян, Славян на Германов, Германов на Галлов, и Галлов на Римлян, не уступает Скандинавскому разсаднику безчисленных народов, и напоминает сказание о том, как Александр Великий заключил в горах за Лукоморьем "вси сквернии языци" , и что пред кончиной мира они изыдут на пагубу его.

По Тьерри, следовательно, предсказание совершилось в V столетии, когда Римский мир пал от этих заключенных варваров, прорубивших горы и нахлынувших на Rоmа непобедимая.

Отстраняя однако же некоторые размахи красноречивого пера г. Тьерри, нельзя не сознать высокаго достоинства труда его, в отношении увлекательного обозрения исторических, легендарных и поэтических преданий об Аттиле.

Предупрежденные им в высказанном удивлении пред подобным лицом Истории, как Аттила, мы однакоже удивляемся ему не так как выходцу из степных улусов, но как Русскому Великому князю, свергнувшему Готское иго с Славян, как великому полководцу, разбившему в прах соединенныя силы Римлян и Визиготов на полях Каталаунских, как царю, который заключал письменные договоры с просвещеннейшими державами того времени, и к которому явился на поклон сам Папа Леон, в полном облачении апостольского наместника, сопровождаемый всем духовенством Рима и посольством Императора Валентиниана.

Положим, что Аттила был варвар в Греческом смысле, т. е. язычник; но варвар политик, который прежде чем брался за opyжиe, состязался переговорами; варвар, по сознанию просвещенных врагов своих, мудрый в советах, снисходительный к просьбам, верный в данном слове.

В отношении пространства владычества Аттилы, верховный властитель Норики, Комит Ромул, бывший при нем послом Рима, говорил: «Никто из царствовавших до сих пор над Скифией и над иными странами, не совершал столько великих дел и в столь короткое время, как Аттила… Его влaдычество простирается на острова, находящаяся в Океане, и не одни Скифы платят ему дань, но и Рим.»

Аттила однакоже не ходил войной на Германию, не только за море, на острова Океана; какое же имел он право на это преобладание, кроме обычнаго «и быст Самодержец земли Русской», простиравшейся на все пространство населения племен Славянских, на суше и на островах.

В то время Русь, изрубленная на части Римлянами и Готами, быстро срослась в единое тело: стоило только полить ее живой и мертвой водой.

Грек, женившийся и поселившийся в Скифии, коротко и ясно описал Приску быт народа во время Аттилы: «Здесь каждый владеет спокойно тем, что у него есть, и никому не придет в голову притеснять ближняго.»

Правдивый Приск не утаил коварнаго поступка Феодосия, который хотел, чрез своего эвнуха Хрисафия, подкупить приближеннаго к Аттиле вельможу, чтоб он извел своего государя.

Приск не утаил даже слов Аттилы, которыя он поручил сказать Императору: «Феодосий высок по породе своей, знаменит по происхождению; Аттила не менее высок и знаменит по своему роду; но Аттила, наследовав монархию от отца своего, вполне сохранил достоинство; а Феодосий потерял это наследственное достоинство, не только потому, что согласясь платить дань Аттиле, соделался его рабом; но еще более потому, что как раб неверный и злой, задумал строить ковы господину своему, поставленному над ним небом и судьбой.»

Подобныя черты величия дали бы право и дикарю Монголу встать на ряду с великими просвещенных стран; но г. Венелин, первый, обличив искажение преданий, сказал, что Аттила был царь Руссов, а не Ноин Калмыцкий; и следовательно (ст. 10) большая разница смотреть на него, как на необъятный метеор, или как на величественную комету, которой путь можег быть вычислен и определен, и которой явление может рано или поздно повториться для Европы.

Что Аттила имел своих историков в современных ему гавлярах, воспевавших подвиги славных Князей и его собственную славу, то это несомненно из посольских книг Приска; но не века и не перевороты в судьбах лишили Pyccкий народ памяти о славе прошедшей: он сам стерт ее, когда Христианская религия, водворенная красным cолнцем России, отнесла и земную славу к славе Единаго. И нигде, в устах певцов славы, не заменилась так добровольно витязная песнь песнию духовной.

Это составляет главную причину, что из времен язычества Славян и Руссов сохранилось только то, что по отношениям, или случайно, вошло в предание соседних народов.

Но у всех исконных дипломатических друзей правда не сходила с языка.

Г. Тьерри сознается, что «еслиб Аттила попал под перо Данте, то певец Ада возвел бы ужасное величие его до размеров страшных для воображения;» особенно пользуясь произведениями кисти и пера художников Италии: «У этого Аттиля фагеллум Богов, лысая голова и уши собачьи».

Аммиан вывел Гуннов от Ледовитаго моря из страны Кинокефалов, и на этом историческом основании, кисть и резец Авзонии, перо Галлии, машинация Британии и созерцательность Германии, могли создавать какия угодно фантастические образы, краски суеверия, предубеждения и пристрастия очаровательно ярки, и затьмять какую угодно безцветную правду.

Аттила - бич Божий; но откуда же родилось это название, как не из собственнаго сознания, что Римское владычество стоило бичевания? Аттила варвар; но ведь этот эпитет значит тоже, что Аттила не Грек и не подчиняется Эллинской премудрости.

Аттила ведет войну с Грецией, с Римом, с Готами, словом со всей остальной Европой; но что же ему делат, если вместо соблюдения мирных договоров по взаимной клятве, с одной стороны хотят врезаться в его тело, с другой всосаться, а с третьей подносят заздравный кубок с ядом, как Олегу у ворот Цареградских.

Аттила побеждаст и Греков и Римлян и Готов; но какой же победоносец не побеждает? И Рим побеждал для того чтоб утучняться; а Аттила отрезал ли хоть кусок чужой земли?

Чтоб не убеждать других одними голословными собственными убеждениями, разсмотрим все предания об Аттиле и потом обратимся к разсказам очевидца Аттилы.

Главныя и вернейшия сведения о царе Скифов, Гуннов или Руссов, заключаются в сокращенных выписках из статейных книг посольства императора Феодосия к царю Гуннов в 448 году, веденных состоявшим при после Максимине, ритором Приском.

Дальнейшия сведения находятся в Истории Готов — Иорнанда, пристрастнаго к своим сродникам. Он повторяет сказания Приска, переиначивает их и пополняет извлечевным из Кассиодора описанием возстания Аттилы на Визиготов и Римлян, подавлявших в Испании Гейзу, вождя Славян западных.

Оставляя в стороне тех Гуннов, которые, как мы увидим ниже, еще в начале 3-го века, в числе 900,000, под предводительством 170 Русских Князей в первый раз возстали на усилившихся Готов на Cевepе, Иорнанд почерпал описание Гуннов V века - откуда пришлось, несвязно, разбросанно, как и вся его История о Готах.

На одной странице, по простодушию-ли, или с намерением, в духе времени, он помещает басню о чудном происхождении Гуннов от нечистой силы; на другой выводить их из недр населения Булгар; по неопределенньм сведениям Византийцев, сперва разделяет он Гуннов на два рода, на Aulziagri и на Aviri; потом присоединяет к ним Hunugari; а в 53-й главе, являются вместо Aulziagri — Ulzingures, Angiscires, Bitugores и Bardores.

В заключение, описывает наружность Гуннов по Аммиану, до котораго дошли слухи о поражении Готов, какими-то Huni, иллюстрированные изображением калмыка изъеденнаго оспой.

Bcе эти Hunni, явясь на сцену неестественными существами, призраками, испортили все Готское дело: развязали руки Славянам скованным Эрманариком, и по обычаю призраков изчезли, предоставив свою Hunaland, с главньм городом Hunugard существам естественным и законным владетелям — Руссам. Саксон Грамматик Ruthenos el Hunnos pro iisdem accipit; но ктож ему поверит, когда для победы Готов нужна была не простая Русская сила, а сверхъестественная, чудовищная.

О значении средневековых Латинских легенд об Аттиле, достаточно повторить слова Тьерри: «Если верить Легендам и хроникам VII, VIII и IX веков, то Аттила не оставил камня на камне во всей Галлии и Италии. По мнению средних времен, каждое созидание принадлежит Юлию Цесарю, каждая развалина по всем правам Аттиле. Если летописцу нужно было знать время раззорения какого нибудь города, а алиографу время мученичества, то хронология не затруднялась приписывать все рушения и истязания нашествию Аттилы.»

Так как историки средних времен, без затруднения и без апелляции, избрали средой царства Аттилы Угpию, то Мадярам следовало же иметь у себя какия нибудь предания об Аттиле; предания и нашлись, хотя довольно поздно, во времена сочинения хроник и поэм.

Сперва пояснилось, что Мадяры и Гунны сродни друг другу, что Саки (Szekelyek) есть остаток Гуннов Аттилы; потом отыскано родословие предводителей ста восьми племен Мадярских и Гуннских, из коих трое: Бела, Кеве и Кадиша из рода Земанов (Zemein); другиe трое: Аттила, Буда (т. е. Влад, брать Аттилы) и Рева (т. е. Рао. дядя Аттилы) из рода Erd, напоминающаго Эрделию (Залесье, Трансильванию). В дополнение у них верховный правитель Кадар, радоначальник племени Турдо.

Все это полчище ста восьми племен обитало некогда в стране Dentumoger, преизобилующей райскими благами. Там воздух был чист, небо ясно, жизнь безпредельна, серебро и золото стлались на поверхности земли, молочныя реки текли между медовыми берегами по изумрудам и сапфирам. Чего же кажется лучше?

Но все это надоело Мадярам и Гуннам, и они отправились искать чего-нибудь похуже.

Приведены только начальные страницы книги...

Источник книга: Аттила - царь русов. Автор Александр Фомич Вельтман

Александр Фомич Вельтман (1800, Санкт-Петербург - 1870, Москва) — русский писатель, археолог, картограф и лингвист.

Участник Русско-турецкой войны 1828—1829 годов, подполковник. Член-корреспондент Петербургской Академии наук (1854 год), действительный член Русского археологического общества (1869 год).

Происходит из обедневшей шведской дворянской семьи Вельдманов. Дед его Теодор проживал в Ревеле. Отец Томас (ум. 13 июля 1821 года) в 1787 году принял русское подданство, начав именоваться Фомой Фёдоровичем, и покинул отчий дом. За этот поступок он был лишён наследства, после чего поступил вахмистром в Ревельскую губернскую штатную роту. Мать, Мария Петровна Колпаничева (ум. 1816), была дочерью придворного. Источник.

* * *

Книга Аттила - царь русов (Аттила. Русь IV и V века) и по сей день вызывает огромный интерес своими выводами.

Однако шквал яростной критики со стороны реакционно настроенных учёных, как в прошлом, так и в настоящем, приводит к замалчиванию этих исследований.

На этом всё, всего хорошего, возможность прочитать эту книгу полностью у вас есть - она оцифрована и вы легко её найдёте на просторах Сети, одна из ссылок на эту книгу дана здесь в теме.

Всего хорошего, канал Веб Рассказ, до свидания.

* * *