Слева направо: супруга Никиты Хрущёва, Нина Петровна, космонавты Андриян Григорьевич Николаев, Валентина Владимировна Терешкова и первый секретарь ЦК КПСС Никита Сергеевич Хрущёв

_____________________________

Эта тема озвучена мной в видео

ССЫЛКА НА ВИДЕО, текст ниже:

Ссылка на видео: https://youtu.be/IqaOT_miq1k

* * *

О малоизвестном Указе через два года после смерти Сталина.

В свете последних со­бытий на Украине этот документ более чем актуален.

«Освободить из мест заклю­чения независимо от срока наказания лиц, осуждённых за службу в немецкой армии, полиции и специальных немец­ких формированиях. Освобо­дить от дальнейшего отбыва­ния наказания лиц, направ­ленных за такие преступления в ссылку и высылку…»

«…Освободить от ответствен­ности советских граждан, нахо­дящихся за границей, которые в период Великой Отечествен­ной войны... сдались в плен врагу или служили в немецкой армии, полиции и специаль­ных немецких формировани­ях. Освободить от ответственно­сти и тех ныне находящихся за границей советских граждан, которые занимали во время войны руководящие должно­сти в созданных оккупантами органах полиции, жандарме­рии и пропаганды, в том чис­ле и вовлечённых в антисо­ветские организации в после­военный период, если они искупили свою вину последую­щей патриотической деятель­ностью в пользу Родины или явились с повинной…»

Возникает законный вопрос: кто стал инициатором данно­го указа?

Из всех тогдашних лидеров страны с подобным предложением мог выступить только Н.С. Хрущёв, ставший неформальным лидером стра­ны. А раз так, то нужно понять мотивы этой инициативы. На наш взгляд, таковыми мотива­ми, а вернее, причинами могли стать три важных обстоятель­ства.

Во-первых, совершенно очевидно, что этот указ касал­ся прежде всего бандеровцев и украинских коллаборантов, служивших в армейских частях вермахта и СС, полицейских формированиях на оккупи­рованной территории и т.д. Именно они составляли зна­чительную часть осуждённых за измену Родине и отбывали наказание в различных тюрь­мах, колониях и лагерях.

Более того, как явствуют последние исследования, в частности статья В.А. Козлова «Социум в неволе: конфликтная само­организация лагерного сооб­щества и кризис управления ГУЛАГом (конец 1920-х – нача­ло 1950-х гг.)», уже к нача­лу 1950-х годов украинские националисты в борьбе с дру­гими лагерными группировка­ми не только «навели порядок» в ГУЛАГе, поставив себя в поло­жение привилегированной касты, но и стояли за органи­зацией всех бунтов, вспыхнув­ших в воркутинских и нориль­ских лагерях вскоре после смер­ти И.В. Сталина.

Во-вторых, сознавая всю шаткость своего положения на вершине власти, Н.С. Хрущёву было критически важно вновь сделать реверанс в сторону «украинских товари­щей», заметно усиливших своё влияние.

И в-третьих, впол­не возможно, что сама эта идея пришла Н.С. Хрущёву через его вторую супругу Нину Петров­ну Кухарчук, которая, по сви­детельству многих очевидцев, имела колоссальное влияние на мужа, бывшего в быту баналь­ным подкаблучником.

* * *

Между тем, согласно офи­циальной справке МВД СССР, направленной в ЦК КПСС в августе 1956 года, по итогам этой амнистии из заключения и ссылки только на террито­рию Западной Украины верну­лись более 20 тысяч активных оуновцев и бандеровцев, из которых не менее 7 тысяч осели во Львове; ещё больше, порядка 50 тысяч коллаборантов, вер­нулись из-за границы, значи­тельная их часть также обосно­валась в городах и весях Укра­инской ССР, причём не только в Галиции, но и в Харьковской, Днепропетровской и Херсон­ской областях.

Более того, амни­стия бандеровцев проводилась и позже.

Самым показатель­ным примером может служить амнистия Василя Кука, кото­рый ещё летом 1950 года стал преемником Р.С. Шухевича на постах главы ОУН(б) и УПА на «украинских землях».

Отбыв в заключении всего шесть лет, в 1960 году он не только вернулся в Киев, но и преспо­койно занялся научной рабо­той в Центральном государ­ственном историческом архиве и Институте истории Академии наук УССР.

Причём почти вся партийно-государственная вер­хушка Украинской ССР счита­ла за честь тайно посещать сего «діяча українського визволь­ного руху», включая Первого секретаря ЦК КПУ Петра Ефи­мовича Шелеста.

Кстати, имен­но при П.Е. Шелесте, который даже не скрывал своего «щири­го украинства», в аппарат ЦК КПУ и Совет министров УССР буквально хлынул мощный поток работников из запад­ноукраинских областей, в том числе будущий первый пре­зидент «незалежной» Леонид Макарович Кравчук, который в 1970 году стал зав. сектором Агитпропа ЦК КПУ.

Так что завет одного из гла­варей Львовского краевого «провода» ОУН Василя Застав­ного оказался пророческим:

«Период борьбы с пистоле­том и автоматом закончился. Настал другой период – пери­од борьбы за молодёжь, период врастания в советскую власть с целью её перерождения под большевистскими лозунгами… Наша цель – проникать на все­возможные посты, как можно больше быть в руководстве про­мышленностью, транспортом, образованием, в руководстве молодёжью, прививать моло­дёжи всё национальное…»

* * *

Это отрывки из новой книги историка Евгения Спи­цына «Хрущёвская слякоть», в которой представлены малоизвестные факты об эпохе, которая и спустя 55 лет вызывает споры.

Среди прочего автор ци­тирует малоизвестный Указ Пре­зидиума Верховного Совета СССР «Об амнистии советских граждан, сотрудничавших с оккупантами в период Великой Отечественной войны 1941–1945 гг.», который был подписан К.Е. Ворошило­вым и Н.М. Пеговым 17 сентября 1955 года.

Отрывок из этой статьи (книги) о второй жене Никиты Хрущова Нине Петров­не Кухарчук (1900–1984), в котором подробно рассказывается, что она не была простушкой, получила прекрасное обра­зование и «По свидетельству ряда домо­чадцев и многих очевидцев, с самого начала супружеской жизни Нина Петровна, отличав­шаяся очень сильным и власт­ным характером, стала лепить из Никиты Сергеевича «щири­го україньця», вы можете прочитать по ссылке на источник:

ИСТОЧНИК: Как Хрущёв стал украинцем. Евгений Спицын.Литературная Газета №42 (16-22 октября) 2019

Да и комментарии под этой статьёй, на которую дана ссылка, очень любопытные, грамотные и интересные.

* * *

Завет бандеровца Василя Застав­ного, после Великой Отечественной войны, почти один в один повторяет в конце юмористического рассказа герой Клима Подковы - крымский бандеровец, после неуспешных акций протеста против присоединения Крыма к России 16 марта 2014 г .

Рассказ написан в 2015 году, автор рассказа Клим Подкова поделился со мной ссылкой на текст и я озвучил этот рассказ - Записки украинской националистки из Крыма (перевод с мовы).

Вот этот отрывок:

«Когда борщ был съеден и оккупант ушел, отец встал, подошел к висевшему на стене портрету президента, сказал «кондитер, б…» и снял портрет со стены. Затем вышел и вернулся со снятым с крыши флагом Украины. «С сегодняшнего дня всем даже дома говорить только по-русски. Вышиванки выкинуть. Деда спрятать и никому не показывать, а то этот старый дурак еще брякнет чего не надо, - отец повернулся ко мне: - купи в магазине портрет Путина и российский триколор. А завтра мы все вместе идем получать российские паспорта». По-моему, он решил перейти на нелегальное положение...

Ссылка на видео: https://youtu.be/ALEGS04jiHI

На этом всё - последствия тех Указов мы с вами наблюдаем воочию,канал Веб Рассказ

До свидания.

* * *