Фотография взята из рассказа Смех Комиссара Катара

Эта тема озвучена мной в видео

ССЫЛКА НА ВИДЕО, текст ниже:

Ссылка на видео: https://youtu.be/zapcftDUCyU

Все выпуски С бору по сосёнке

* * *

А потом совсем плохо, пришли горцы. Местные отморозки, когда-то страшные, оказались комнатными цветами. Горцы были уникальной биологической системой, в которой представитель вида – это не один человек, а сразу тридцать. Они двигались синхронно, как рыбьи или птичьи стаи. Они всё делали в составе банды. Даже в туалет ходили ватагой. Стоит вырвать одного – налетает куча, да с ножами, пистолетами. И бьются каждый раз насмерть.

Они с трудом формулировали требования и не понимали объяснений, почему так не получится. Сама попытка разговора считалась у них оскорблением. Инопланетяне. Жильё они арендовали методом захвата имущества. Редкий хозяин вызывал полицию. Одного-двух захватчиков удавалось запереть в отделении на трое суток. Тогда приходили братья и сжигали имущество дотла. Несогласным ломали кости. Вымогали так же. Требовали денег, а в случае отказа – жгли. Ни одна встреча с братвой не закончилась без побоища. То были не просто банды. Оккупационная армия, дружная и злая.

Раньше всё начиналось с оперативников. Они собирали сплетни, убеждались что гражданин, к примеру, Калэйс, точно враг. То есть не просто лысый и разукрашенный, но и водится с бандитами, посещает соответствующие конференции и семинары. Оперативники составляли график прогулок гражданина Калэйса, определяли, когда и где он окажется одинок и беззащитен. Калэйса брали. Если задержанный не успевал в чём-нибудь сознаться, в жизнь его приходило удивительное невезение. Если не сказать фатальное. Уловив эту тенденцию, многие уголовники заранее готовили сочинение «Как я преступил закон и теперь каюсь».

С горцами такая тактика не работала. Их отряды казались стаями пчёл. Поди разбери, какая укусила, все на одно лицо. Характерные признаки одинаковые – нос горбатый, глаза как угли, волосатая грудь. Задерживать всех, кто выглядит как продавец шашлыка, всё-таки неправильно.

Катастрофически не хватало агентуры. Где смогли, оперативники установили прослушку. Но единственный переводчик не понимал южного уголовного сленга.

Том Ларсен сфабриковал донос и попытался захватить сразу целую группу, прямо в логове. Местные бандиты в таких случаях покорно укладывались на пол, руки за голову. Горцы же забаррикадировались, достали пулемёт. Шесть часов город слушал канонаду. Прибежали блогеры, газетчики, полились звонки иностранных послов. Погибли трое из отряда. Неравнодушные политики устроили скандал с телевидением, дошло до суда. Едва выкрутились. Тома предупредили: ещё одно такое побоище, и бригаду придётся прикрыть. Работать надо тихо.

Горцы, наоборот, обнаглели. Подмяли общепит, парикмахерские, химчистки. Потом транспорт и сельское хозяйство. Добрались до заводов и рынков, наведались в порт. Перепугали банкиров. Частную охрану, с их жалкими дубинками, они игнорировали. Патрульных полицейских прогоняли пинками. Премьер-министр орал на Ларсена по утрам вместо зарядки. Вот тогда Том и вспомнил про Исаака Зайца.

Записанный номер был отключен, но звонок отследили. Хозяин рынка перезвонил сам. В тот же день Том Ларсен надел штатское и отправился на базар.

– Без пистолета, как без штанов, – признался он сержанту на проходной.

Это отрывок из книги - Когда утонет черепаха. Автор из Латвии - Слава Сэ (Солдатенко Вячеслав). Книга совсем не о бандитах и прочитал я её с удовольствием.

Узнать свой век - это с давних времён было мечтою сильных и страхом слабых.

Есть такая сказка, старая-престарая, из сказок про доброго боженьку. Был такой боженька - по доброте своей людей тысячами губил, младенцами тоже не брезговал; земли целые прахом пускал. Слыхал наверное. Сотворил этот бог людей и довёл до сведения каждого - сколь быстро он его обратно в лоно своё приберёт. Ну, возни у бога в те времена много было - целую метагалактику отгрохал, нескоро руки опять до Земли дошли. А когда дошли, совершил он инспекторскую поездку по некоторым районам Средиземноморья. И первый, кто попался ему на глаза, был здоровенный детина, который крушил вполне пригодный для эксплуатации дом.

"Ах ты, сукин сын, - завопил добрый боженька, - что это ты делаешь с жилым фондом!" - " А то, - ответствовал детина, - что завтра мне помирать, а чтоб соседу моему ничего не досталось, и дом свой порушу, и овец порежу". Проклял его бог и постановил: никому смерти своей не знать. С тех пор мир на Земле. Относительный, конечно.

Мы помолчали.

- Дикая сказка, - сказал я. - И кто ее выдумал?

- А кто знает? Торгаш какой-нибудь. Мелочь человеческая. Странно только, что на эту сказку умные люди частенько ссылались. Ну, да черт с ней. Примерно в эти же времена жил другой человек. Поэт. И писал он по-другому. Вот послушай один его стих:

"Скажи мне, господи, кончину мою, и число дней моих, какое оно, дабы я знал, какой век мой..."

Сдержанная сила, какое-то непоказное, бесстрашие и бесконечная искренность этих скупых слов потрясли меня.

- Подстрочник Данте?

- Да нет, подревнее. Говорят, царь Давид, только не похоже - такое бесстрашие вряд ли могло быть у человека, который слишком много терял вместе с жизнью. Скорее всего - безвестный мудрец, древние цари тоже не дураки были, - Джабжа поднялся, - умели, наверное, себе референтов подбирать.

Это отрывок из книги - Леопард с вершины Килиманджаро. Автор Ольга Ларионова.

Журналисты, звезды балета, шоумены, эстрадные шмакодявки, попса, пописывающий народец и прочие «умеющие жить», нашли место в ими же созданной культуре, вытеснив образ народа-труженника и созидателя.

Не сеют и не пашут, не куют и не ткут, они только поучают, предлагая взглянуть облапошенным дурням на их сытую жизнь, являя миру основной принцип их заработков: «Чем гаже, тем лучше!». Поднявшись на самом обычном ротозействе, «налюбив» у народа трудовую его копейку, они с презрением относятся к самому народу, изливая на его головы ушаты грязи, круто замешанной в их пустых головах. И при этом искренне полагают себя учителями этого народа, будучи на самом деле моральными и физическими извращенцами.

* * *

Они и писать то грамотно не умеют, а язык…? Где я его слышал? А вот где – у журналистов в сводке новостей и еще, пожалуй, в статьях Википедии! Меня всегда интересовало, кто их пишет? Сказать могу одно – авторы не ученые, за редким исключением. В большинстве своем это энциклопедические переписи статей разных годов издания и противоречий столько, что иногда думаешь: «Вот о чем разговаривал поп Варлаам с Гришкой-самозванцем на литовской границе»!

Тощища, а не статьи. Но ведь посещают! Это и понятно – современное общество иного предложить не в состоянии.

Конечно, в лабораториях идет серьезная работа, и ученые-одиночки корпят над своими изысканиями. Нет-нет, а проедет по Красной площади новое вооружение, да удивит Россия мир новыми методами лечения тяжелых заболеваний. Ученая Россия трудится не покладая рук и слава Богу.

Но, ушли в прошлое времена, когда газеты регулярно сообщали об очередном успехе ученых Советского Союза и это вызывало гордость у всего народа. Тогда воспевали знания, рекорды, достижения…

Это отрывки из рассказа Смех. Автор Комиссар Катар

Стыдливый дедушка.

"Познер признался, что много лет назад доказывал правоту советской политики, зная, что это неправильно. «Мне стыдно до сих пор», — заявил он. Познер добавил, что прошлый опыт помогает ему работать честно."

Ну вот, как тут лишний раз промолчишь, я вас спрашиваю? Голубой воришка, ну один к одному.

При этом пожилой человек уже.

Всегда при начальственной кормушке - еще ведь при Хрущеве начал.

Из Живого Журнала Коммари. Стыдливый дедушка.

Вот это да! Хотя чему удивляться - впереди вечность, куда спешить?

С удивлением узнал из свежего номера газеты Культура, что оказывается, до сих пор в России, древние редкие рукописные и печатные книги не охраняются, как музейные ценности - сегодня только группа депутатов предлагает принять изменения в закон, но десять лет назад эти же поправки к закону уже предлагали, но они правительством не были приняты.

Мало того - никто не знает точное количество редких древних книг в хранилищах государственных библиотек - учёт далёк от совершенства, как говорится в этой статье:

Пока всё держится на энтузиазме библиотечных сотрудников.

«Внесенные в 2009 году изменения в закон были своего рода декларацией. Надеялись, что порядок отнесения документов к книжным памятникам, их регистрации в общем реестре будет урегулирован нормативными актами, но они так и не были приняты.Может быть, в правительстве просто не понимали, в какую сторону нужно двигаться», — говорит председатель Комитета Госдумы по культуре Елена Ямпольская (бывший главный редактор газеты Культура).

10.07.2019

Полностью эта статья здесь: Книжные ценности. Ольга ВИТРЕ. Газета Культура №25

Я то предполагал, что древние книги охраняются государством по умолчанию, что все древние книги на учёте, а оказывается это совсем не так. Вот это да! Хотя чему удивляться - впереди вечность и книги тоже вечные, правда же - куда спешить?

И напоследок.

Василий Жеребцов в одной из соцсетей написал мне недавно:

Здравствуйте!!! Взгляните вот на это.

В глухие дни. Константин Бальмонт.

ПРЕДАНИЕ

В глухие дни Бориса Годунова,

Во мгле Российской пасмурной страны,

Толпы людей скиталися без крова,

И по ночам всходило две луны.

Два солнца по утрам светило с неба,

С свирепостью на дольный мир смотря.

И вопль протяжный: «Хлеба! Хлеба! Хлеба!»

Из тьмы лесов стремился до царя.

На улицах иссохшие скелеты

Щипали жадно чахлую траву,

Как скот,- озверены и неодеты,

И сны осуществлялись наяву.

Гроба, отяжелевшие от гнили,

Живым давали смрадный адский хлеб,

Во рту у мертвых сено находили,

И каждый дом был сумрачный вертеп.

От бурь и вихрей башни низвергались,

И небеса, таясь меж туч тройных,

Внезапно красным светом озарялись,

Являя битву воинств неземных.

Невиданные птицы прилетали,

Орлы парили с криком над Москвой,

На перекрестках, молча, старцы ждали,

Качая поседевшей головой.

Среди людей блуждали смерть и злоба,

Узрев комету, дрогнула земля.

И в эти дни Димитрий встал из гроба,

В Отрепьева свой дух переселя.

Константин Бальмонт. В глухие дни. Предание

На этом всё, всего хорошего, канал Веб Рассказ.

Все выпуски С бору по сосенке.

* * *