Эта тема озвучена мной в видео, 

ССЫЛКА НА ВИДЕО, текст ниже:

Ссылка на видео: https://youtu.be/BTaJQFhl3aI

С бору по сосенке. Все выпуски

* * *

Остров пингвинов.

При всем разнообразии развлечений, казалось бы занимающих меня, жизнь моя посвящена лишь одному предмету. Вся она безраздельно служит осуществлению великой задачи: я составляю историю пингвинов. И работаю упорно, несмотря на постоянно возникающие трудности, порою непреодолимые.

Я производил раскопки, извлекая из-под земли древние памятники этого народа. Камни были первыми книгами человечества. Я изучал камни, представляющие собою как бы начальную летопись пингвинов. На берегу океана мною был разрыт еще никем не тронутый древний курган; я обнаружил в нем, как это обычно бывает, каменные топоры, бронзовые мечи, римские монеты, а также монетку в двадцать су, с изображением французского короля Луи-Филиппа Первого.

Что касается времен исторических, то здесь мне оказала большую помощь летопись Иоанна Тальпы, монаха Бергардинского монастыря. Я черпал из нее обильные сведения, тем более важные, что по истории пингвинского раннего средневековья другими источниками мы до сих пор не располагаем.

Начиная с XIII века имеется уже более богатый материал - более богатый, но и более зыбкий. Писать историю - дело чрезвычайно трудное. Никогда не знаешь наверное, как все происходило, и чем больше документов, тем больше затруднений для историка. Когда сохранилось только одно-единственное свидетельство о некоем факте, он устанавливается нами без особых колебаний. Нерешительность возникает лишь при наличии двух или более свидетельств о каком-либо событии, так как они всегда противоречат одно другому и не поддаются согласованию.

Конечно, предпочтение того или иного исторического свидетельства всем остальным покоится нередко на прочной научной основе. Но она никогда не бывает настолько прочна, чтобы противостоять нашим страстям, нашим предрассудкам и нашим интересам или препятствовать проявлениям легкомыслия, свойственного всем серьезным людям. Вот почему мы постоянно изображаем события либо пристрастно, либо слишком вольно.

О трудностях, возникавших предо мною при составлении истории пингвинов, я не раз заводил речь с археологами и палеографами - как пингвинскими, так и иностранными. Но вызывал к себе одно лишь презрение. Они смотрели на меня с сострадательной улыбкой, в которой можно было ясно прочесть: «Да разве мы, историки, пишем историю? Разве мы стремимся извлечь из текста, из документа хотя бы крупицу жизни или правды? Мы попросту, без мудрствований, издаем тексты. Мы во всем придерживаемся буквы. Только буква обладает достоверностью и определенностью. Духу эти качества недоступны: мыслить — значит фантазировать. Писать же историю могут только пустые люди: тут нужна фантазия».

Все это я читал во взгляде и в улыбке наших известных палеографов, и беседа с ними глубоко меня обескураживала. Но как-то раз, после разговора с одним из светил сигиллографии, повергшего меня в полное уныние, мне вдруг пришла в голову такая мысль: «Однако ведь существуют же историки, ведь не совсем же вывелась эта порода людей! В Академии нравственных наук их сохранилось пять-шесть. Они не издают текстов — они пишут историю. Уж они-то не скажут мне, что лишь пустые люди способны к такого рода занятиям».

И я приободрился.

На другое утро, как выражаются обычно (или наутро, как следовало бы сказать), я пошел к одному из них, человеку преклонных лет и тонкого ума.

- Милостивый государь! — сказал я ему. - Прошу вас помочь мне своим просвещенным советом. Я все силы свои полагаю на то, чтобы составить историю, но у меня ничего не выходит!

Он пожал плечами.

- Зачем же, голубчик, так утруждать себя составлением исторического труда, когда можно попросту списывать наиболее известные из имеющихся, как это принято? Ведь если вы выскажете новую точку зрения, какую-нибудь оригинальную мысль, если изобразите людей и обстоятельства в каком-нибудь неожиданном свете, вы приведете читателя в удивление. А читатель не любит удивляться. В истории он ищет только вздора, издавна ему известного. Пытаясь чему-нибудь научить читателя, вы лишь обидите и рассердите его. Не пробуйте его просвещать, он завопит, что вы оскорбляете его верования. Историки переписывают друг друга. Таким способом они избавляют себя от лишнего труда и от обвинений в самонадеянности. Следуйте их примеру, не будьте оригинальны. Оригинально мыслящий историк вызывает всеобщее недоверие, презрение и отвращение. — Неужели, сударь, вы думаете, — прибавил мой собеседник, — что я добился бы такого признания и почета, если бы вводил в свои исторические книги какие-нибудь новшества? Ну, что такое новшество? Дерзость - и только!

Он встал. Я поблагодарил его за любезный прием и пошел к двери. Он меня окликнул:

- Еще два слова. Если вы хотите, чтобы ваша книга была хорошо принята, не упускайте в ней ни малейшего повода прославить добродетели, составляющие основу всякого общества: почитание богатства, благочестие и особенно смирение бедняков, этот краеугольный камень общественного порядка. Заверьте читателей, что происхождение собственности, благородного сословия и жандармерии будет рассмотрено в вашем труде с подобающим уважением. Предупредите, что вы допускаете возможность вмешательства сверхъестественных сил в ход исторического процесса. При этих условиях вы стяжаете успех у благомыслящей публики.

Я продумал эти разумные указания и стал всемерно руководствоваться ими в своей работе.

Предисловие к книге Остров пингвинов, автор Анатоль Франс. Книга написана в 1908 году.

Анатоль Франс - классик французской литературы, мастер философского романа. В «Острове пингвинов» в гротескной форме изображена история человеческого общества от его возникновения до новейших времен. По мере развития сюжета романа все большее место занимает в нем сатира на современное писателю французское буржуазное общество. Остроумие рассказчика, яркость социальных характеристик придают книге неувядаемую свежесть.

Дилетант спокойно идет туда, куда ученый не пойдет, потому что его научили, что туда ходить не надо.

Я вообще думаю, что когда ученые скрупулезно накапливают много информации, они перестают что-то понимать, и тогда для открытия требуется дилетант. Ему легче фантазировать. Дилетант спокойно идет туда, куда ученый не пойдет, потому что его научили, что туда ходить не надо. Недаром именно дилетант открыл в девятнадцатом веке Трою. До него все уверены были, что мифы — это сказки. А Троянская война — это миф. Ему повезло. Его не приняли в общество археологов. Не признали, сказали — дилетант. Это был его успех.

Он и без того был упорным, а стал еще упорнее. Несколько раз подряд внимательно перечитал Гомера, предположив, не без основания, что Гомер был не сочинителем, а летописцем. Не Радзинским, а Нестором. Изучил, как прилежный школьник, каким путем двигалось войско Агамемнона на Трою? Как светили этому войску звезды? Куда дули ветры? Справедливо рассудил, что в мире меняется всё: государства, народы, языки, традиции… А звезды светят, и ветры дуют всегда в одном направлении. И пошел он путем войска Агамемнона на Трою. И попал! Попал успешнее самого Агамемнона! И нашел то, что тот только мечтал найти.

С тех пор археологи стали относиться к мифам не как к небылицам, а как к руководству, где копать! И начали перечитывать мифы, легенды с вниманием детей, которые читают приключенческие книжки о пиратах, где авторы точно рассказывают, где пираты зарыли сокровища.

Михаил Задорнов. Отрывок из его книги Пирамидальное путешествие (Мое путешествие в Египет)

В чём состоят царские добродетели

В табличках из дворца ассирийского царя Саргона в Ниневии, найденных археологом Боттой в 1842 году и представлявших собой библиотеку Ашшурбанипала, вывезенную им из разрушенного Вавилона, прочли гимны богам, легенды о царях и героях, летописи ассирийских царей.

В табличках - математика, астрономия, словари, учебники вавилонского языка, долговые документы, контракты о купле-продаже, завещания, печати. Ашшурбанипал собрал и сохранил все это.

Первый вавилонский царь-аморей Хаммурапи в прологе к своим Законам (1790 год до н. э.) определил, в чем состоят царские добродетели, на своем примере: "Я, Хаммурапи, царь несравненный. Черноголовыми, которых дал мне Энлиль-Бел и власть над которыми поручил мне Мардук-Бел, я не пренебрегал, о них я не нерадел, я искал их блага. С могучим оружием, врученным мне Замамой и Инанной, с премудростью, дарованной мне Эа, с разумом, которым наделил меня Мардук, я истребил врагов вверху (на севере) и внизу (на юге), прекратил раздоры, устроил стране благосостояние, дал людям жить в безопасных местах, охранял их от нарушения спокойствия. Великие боги призвали меня, жезл мой - жезл правды, моя благая сень простерта над моим городом. На груди своей лелею я жителей Шумера и Аккада, а с помощью моего бога-покровителя и его братьев успокоены они в мире, моя премудрость их покрывает".

Хаммурапи провозгласил город Вавилон вечным обиталищем царственности; его жители получили привилегии, за которые крепко держались, ведь ореол царственного города признавали и покорявшие его персы, ассирийцы и другие завоеватели. Все правители-завоеватели «причащались» Вавилону через обряд "прикосновения к рукам Мардука, чтобы он встал".

Памфлет под вавилонским названием "Если царь не блюдет правосудия" (700 год до н. э.), а позднее под названием "Зерцало правителя" посвящен защите гражданских привилегий.

Плохой царь тот, кто покушается на имущество граждан путем поборов, налагает на них тяготы и повинности, привлекает к военной службе, выносит неправильные приговоры и вообще не считается с привилегиями, "написанными на стелах", то есть с законами Хаммурапи. Поскольку Вавилон есть средоточие мира, неприкосновенность его крепка. Даже собака, вошедшая в город, не может быть убита.

Ашшурбанипал сообщает, что он сам переписал и сверил этот текст"для моего постоянного чтения".

(Нас приучили, что государство без налогов и поборов обходиться не может, а оказывается может и изначально были другие законы - жить с народом по одним законам и заботиться о народе, а не драть с него три шкуры. Гражданские привилегии были для всех, а не для избранных. Комментарий автора темы.)

С тех пор нашли еще множество глиняных, изредка каменных, архивов на табличках, надписей на стенах, каменных столбах и скалах предгорий. Табличками и списками с надписей наполнили все музеи современного мира. Но их до сих пор ищут и находят. Общее количество превысило уже 25 000.

Из книги Тайны городов призраков, автор Владимир Бацалёв.

«Энтузиаст-любитель» и «упрямый академик»

Атлантида - это, пожалуй, вторая после господа бога тема на нашей планете, вызывающая столько жарких споров, гипотез, насмешек и разногласий. Только за последние годы были опубликованы тысячи книг и статей, так или иначе затрагивающих эту проблему, являющуюся, возможно, величайшей загадкой в истории человечества.

Большинство из них было написано не учеными, а, так сказать, «свободными мыслителями», многие из которых высказывают собственные гипотезы, а некоторые пытаются подойти к этой теме беспристрастно, руководствуясь только бесспорными фактами.

Представители академической науки со своей стороны упорно отказываются пачкать руки, разбирая легендарные предания о погибших цивилизациях и временах золотого века, предпочитая иметь дело только с «реальной историей», базирующейся исключительно на археологических свидетельствах.

Итак, как же нам все-таки быть со словом «Атлантида», так властно затрагивающим наши чувства и эмоции? Почему столь многие из нас склонны верить в существование некой допотопной цивилизации, канувшей во тьму времен? И почему историки и представители академической науки используют любую возможность, чтобы развенчать подобные взгляды, словно беспочвенный бред лунатика?

Как и в случае со многими выдающимися открытиями, сопротивление академической науки напору радикального ревизионизма часто основано не столько на фактах и доказательствах, сколько, по иронии судьбы, на эмоциях. Кстати сказать, ученые в гораздо большей степени, чем обычная публика, подвержены подобным чувствам.

Это объясняется тем, что ученые, как правило, имеют собственные интересы и репутации, для которых взгляды ревизионистов представляют серьезную угрозу. Проще говоря, они ощущают постоянную угрозу со стороны революционных идей и аргументов. Имидж спокойного, невозмутимого и открытого новым веяниям и идеям ученого — это, по сути, явление куда более мифическое, чем Платонова Атлантида, опустившаяся на дно моря.

Итак, с одной стороны, перед нами — «энтузиаст-любитель», преисполненный энергии и не отягощенный бременем фактов, а с другой — «упрямый академик», обуреваемый параноидным страхом за свой авторитет и не желающий, чтобы его излюбленная тема оказалась в поле новых интеллектуальных идей и веяний. Две стороны — новаторы-энтузиасты и консерваторы-академики — жестко противостоят друг другу, и никто из них не желает идти на компромисс и поступаться своей позицией.

Как часто бывает в подобных ситуациях, решение следует искать где-то посередине между двумя догматическими крайностями. Да, конечно, факты и доказательства очень важны, и их ни в коем случае не следует игнорировать в процессе построения собственной теории, но воображение и интуиция в равной степени являются незаменимыми инструментами из арсенала компетентного исследователя. А в конце концов все решает взвешенный подход и обстоятельная сдержанность суждений.

Вступление к книге Врата Атлантиды, автор Эндрю Коллинз

Пользователь с ником MrDOPSON, 7 марта 2019 написал в комментариях к моему видео Никаких Древних Цивилизаций не было. Забудьте. (Кстати, название этого видео - ирония, а не утверждение. Не все понимают эту иронию):

- На севере жил рядом с мегалитами. Посёлок Килп-Явр в 60 км от Мурманска. Самая яркая и замеченная это 310 сопка. Но помимо неё, вокруг гарнизона, очень много идеально ровных каменных плато, огромных многотонных блоков правильной формы. Никто за нас правду не скажет.

Пользователь с ником КРАСНЫЙ КОД, 12 марта 2019 написал под этим же видео Никаких Древних Цивилизаций не было. Забудьте:

- Приветствую, я из КБР (Кабардино-Балкарская Республика). Тут у нас есть место, Безенги называется, там похлеще находки бывают.

Есть ракушки больше чем боскетбольный мяч, в горах на высоте 3-4 тыс. метров. Есть там место одно в Баксанском районе, то-есть было, пока не закопали, так там были надписи похожие как на египетских пирамидах. Этот тоннель с рисунками не был вырыт, это был цельный огромный камень, это было похоже на то что, как будто камень просверлили и внутри камня сделали гравировку.

Высота тоннеля была под два метра. Гравированы были стены, потолок и пол! Место, кто это видел, никто не "помнит" якобы, через два дня закопали, под предлогом - мол от черных копателей, но там нечего было брать, так как этот тоннель вел вглубь на 10 метров и упирался в землю. Похоже было что этот тоннель кто-то когда-то закопал. Даже трактор кто-то пригнал, начали откапывать и тут налетели менты, всех прогнали и не подпускали больше никого.

На этом всё, всего хорошего, канал Веб Рассказ

С бору по сосенке. Все выпуски

* * *