Эта тема озвучена мной в видео, 

ССЫЛКА НА ВИДЕО, текст ниже:

Плейлист КНИГИ - 150 видео озвученные мной.

* * *

Мы привыкли мыслить его формулами и образами.

Стоит услыхать первый весенний гром, как на память приходит: «Люблю грозу в начале мая».

В сентябре в голове вертится: «Есть в осени первоначальной короткая, но дивная пора».

Если вдруг настигает поздняя любовь, то в душе звучит: «Я встретил вас - и все былое в отжившем сердце ожило».

А «Умом Россию не понять, аршином общим не измерить» - пароль на все времена.

Блажен, кто посетил сей мир

В его минуты роковые.

Его призвали всеблагие,

Как собеседника на пир.

Удивительный русский поэт, мыслитель, один из самых таинственных гениев XIX века Федор Тютчев не жаждал известности - ни на Парнасе, ни в политике, не стремился на первые роли, не слыл ни Дон Жуаном, ни франтом. Трудно представить, чтобы Федор Иванович создал либо возглавил какой-нибудь литературный журнал, опубликовал пространные мемуары, хотя ему было о чем рассказать и с кем поспорить.

Пожалуй, это единственный в истории русской литературы случай столь негромкой прижизненной и великой посмертной славы.

Верил ли поэт в бессмертие написанных им строк? Патетических деклараций на тему собственной значимости он избегал. И сочинял главным образом для себя.

Федор Иванович должен был создавать на Западе благоприятный образ России, но столкнулся с непробиваемым скепсисом европейцев. Даже союзники относились к северной империи с плохо скрываемым высокомерием. В словаре Тютчева появилось слово «русофобия». Писал его по-французски, ведь он был представителем того аристократического поколения, которое постигало речь Корнеля и Вольтера раньше, чем «язык родных осин».

Потом оказалось, что болезненная ненависть ко всему русскому охватила не только Европу. «Следовало бы рассмотреть современное явление, приобретающее все более патологический характер. Речь идет о русофобии некоторых русских — причем весьма почитаемых», — отметил наш мыслитель в одном из писем в 1860-е.

Напрасный труд - нет, их не вразумишь, -

Чем либеральней, тем они пошлее,

Цивилизация - для них фетиш,

Но не доступна им её идея.

Как перед ней ни гнитесь, господа,

Вам не снискать признанья от Европы:

В её глазах вы будете всегда

Не слуги просвещенья, а холопы.

Оказалось, что поэт-мыслитель с его неизменной тревогой за будущее человечества принадлежит не столько своему XIX столетию, сколько последующим эпохам. Он вновь и вновь необходим - как собеседник и спорщик, утешитель и учитель.

Федор Тютчев взирал на мироздание с печальной иронией, но и с неизменным сочувствием к людям, к их трудной доле, и это проглядывает на всех портретах классика — сквозь очки, через века.

Автор «Войны и мира» Лев Толстой сказал, как отрезал: «Без Тютчева нельзя жить», — видел в нем провидца, не боявшегося заглянуть в бездны человеческого бытия.

Они не раз встречались, хотя, как правило, мимолетно. Их последнее рандеву состоялось в поезде в августе 1871-го, за два года до смерти Федора Ивановича. Проговорили четыре часа, причем Толстой в основном благоговейно внимал.

Описывая эту случайную встречу в письме литературному критику Николаю Страхову, Лев Николаевич признавался: «Из живых я не знаю никого, кроме Вас и его, с кем бы я так одинаково чувствовал и мыслил».

Нам, как и Льву Толстому, без него просто «нельзя жить».

Федор Иванович Тютчев. (1803-1873)

Кому интересно статья полностью:

Он был поэт — он был пророк. Сергей АЛДОНИН, журнал Свой, декабрь 2018

На этом всё, всего хорошего, канал Веб Рассказ.

Плейлист КНИГИ - 150 видео

* * *