Эта тема озвучена мной в видео, 

ССЫЛКА НА ВИДЕО, текст ниже:

На моём канале есть плейлист Фантастика - 105 видео

* * *

ВСТУПЛЕНИЕ:

Найденный у берегов Гондураса бронзовый колокол XIV века заставляет инструктора по дайвингу отправиться в полное опасностей путешествие по миру, чтобы напасть на след легендарного сокровища тамплиеров.

Главная интрига приключенческого романа Фернандо Гамбоа Последний тайник разворачивается в потрясающих экзотических уголках Земли.

Чтобы найти тайник некогда могущественного ордена тамплиеров, героям романа приходится погружаться в воды Карибского моря, седлать верблюдов и спускаться в подземные пещеры майя.

Они и представить себе не могли, что в тайнике хранятся не только несметные сокровища, но и нечто такое, что может перевернуть весь мир с ног на голову...

Когда Улисс случайно находит на дне Карибского моря бронзовый колокол, внутренний голос подсказывает ему, что он стоит на пороге необычайного открытия. Показав находку старому другу отца, профессору истории, он узнает, что колокол был отлит в XIV веке тамплиерами. Только как он оказался в Карибском море? Неужели рыцари-храмовники побывали в Америке до Колумба и уж не здесь ли они спрятали свои сокровища? Герои отправляются на поиски. То, что они найдут, способно перевернуть всю историю человечества…

ОТРЫВОК ИЗ НАЧАЛА КНИГИ:

– Я прекрасно знаю, кто такие тамплиеры! – насупившись, обиженно произнес я. – Однако мне непонятно, что невероятного может быть в том, что тамплиеры являлись хозяевами этого затонувшего судна.

– Невероятность заключается не в том, кто, а в том, когда.

Тут я совершенно растерялся и, ничегошеньки не понимая, молча уставился на профессора.

– Улисс, орден Храма был создан в 1118 году с целью защиты паломников, прибывающих в Святую землю, и…

– Простите, а нельзя ли короче?.. – перебил я профессора, подняв, словно студент на лекции, руку.

Профессор Кастильо, недовольный тем, что его перебили, несколько секунд молчал, хлопая ресницами.

– Ну что ж, можно и короче, – наконец сказал он. – Орден Храма накопил такие богатства и приобрел такую огромную власть, что французский король Филипп IV и Папа Римский Климент V стали завидовать ему и сговорились отобрать у ордена Храма все имеющееся у него имущество. Они выдвинули против тамплиеров абсурдные обвинения в святотатстве, в результате чего все члены ордена подверглись преследованиям. Многих из них бросили в тюрьму, многих – убили. В общем, в сентябре 1307 года, – продолжал профессор, выделяя голосом произносимую им цифру, – в результате быстрых и жестоких действий врагов орден прекратил свое существование. А в 1312 году король заставил Папу Климента V официально распустить Орден рыцарей Храма, являвшийся самой крупной и самой могущественной организацией в период средневековья, в результате чего тот навсегда канул в Лету.

Профессор произнес свою последнюю фразу как эпитафию. Взглянув на меня и увидев, что его слова не произвели ожидаемого эффекта, он нахмурился.

– Улисс, ты меня удивляешь! Неужели тебе по-прежнему ничего не понятно? – воскликнул он, воздев руки. – Ты что, не помнишь, в каком году была открыта Америка?

– Конечно, помню! – сердито буркнул я. – Двенадцатого октября тысяча четыреста девяносто… Вот черт! Этого не может быть!

* * *

– Видишь ли, Улисс, как я тебе уже говорил, орден бедных рыцарей Христа был основан в 1118 году французским рыцарем Гуго Пайенским с похвальной целью – защитить прибывающих в Святую землю паломников от шаек разбойников-мусульман, которые бесчинствовали на дорогах, ведущих к Иерусалиму. Орден этот был монашеским и одновременно военным, то есть в него входили монахи, которые, вместо того чтобы делать копии с рукописей или выращивать овощи, разъезжали по окрестностям Иерусалима на боевых конях, в кольчугах и с мечом на поясе. В те времена это было нечто совершенно новое. Орден получил всестороннюю поддержку со стороны католической церкви и приобрел немалый авторитет, который в последующие два столетия только рос.

– Одну секундочку, профессор, – перебил я своего собеседника. – Если эти люди были монахами, то как они могли носить оружие и убивать других людей, пусть даже и мусульман? Разве в Библии не написано «Не убий!» и все такое прочее?

– Ты задал весьма уместный вопрос. И в самом деле, поддержка, оказанная ордену тамплиеров со стороны Папы Римского, заставила теологов того времени изрядно поломать себе голову, дабы придумать обоснование, с какой это стати отряд воинственно настроенных монахов разъезжает с оружием в руках по Иудее и участвует в различных столкновениях. Однако католическая церковь, к тому моменту уже изрядно поднаторевшая в решении многочисленных скандальных вопросов, дала-таки теоретическое обоснование этому явлению. Так, в распространенном чуть позже трактате «De laudibus novae militiae» заявлялось, что, хотя в идеале не следует проливать человеческую кровь, в том числе и кровь не христиан, однако если от этих самых не христиан приходится защищаться, то не будет грехом поднять на них свой меч во имя Христа. Как бы там ни было, остается только удивляться, каким образом орден тамплиеров сумел добиться для себя такой громкой славы уже в первые десять лет своего существования, ибо в этот период его численность, а следовательно, и количество рыцарей, которых он мог выставить для охраны дорог, ведущих в Иерусалим, составляла всего лишь девять человек.

– Всего лишь девять?..

– Да, именно так. Более того, известно, что эти девять человек не очень-то часто выезжали за пределы Иерусалима и предпочитали находиться под защитой его стен. После того как они дали обет целомудрия и бедности и поклялись в верности христианскому королю Иерусалима Балдуину II, этот правитель дал им разрешение разместить свою, выражаясь современным языком, штаб-квартиру возле храма Соломона, а точнее говоря, возле руин этого храма. Именно там они обычно и находились, а потому их и стали называть тамплиерами, то есть храмовниками. Итак, как я тебе уже говорил, в течение первых лет существования своего ордена тамплиеры не очень-то перегружали себя оказанием помощи беззащитным паломникам. Зато, если верить ходившим в те времена слухам, они самым активным образом занялись археологическими раскопками в развалинах храма Соломона, древнейшего иудейского храма. Согласно легенде, здесь когда-то были спрятаны важнейшие реликвии иудеев: мифический золотой семиствольный светильник, называемый «Менора», Стол Соломона и знаменитый Ковчег Завета.

– И они нашли эти реликвии? – спросил я, слегка наклонившись вперед.

– Об этом никаких конкретных сведений нет, – ответил профессор. – Я ведь тебе уже говорил, что это всего лишь слухи и легенды. Однако определенные подозрения вызывает тот факт, что несколько лет спустя Гуго Пайенский в сопровождении нескольких рыцарей тайно отправился в Париж и привез туда таинственный ящик внушительных размеров. После этой поездки в обществе начался, выражаясь современным языком, бум, и вскоре орден превратился в самую влиятельную организацию средневековья, превосходившую по своему могуществу и богатству любое европейское государство той эпохи.

– Но как могло получиться, что группа из девяти монахов-воинов, давших обет бедности, переросла, как вы говорите, во влиятельнейшую и могущественнейшую организацию? Я этого не понимаю.

– Ну, это является частью той тайны, которая всегда окружала тамплиеров. Так вот, некоторые исследователи высказывали предположение, что существовало только одно место, в котором тамплиеры могли раздобыть все то золото и серебро, которое было необходимо им для финансирования деятельности ордена, и место это – Америка.

– Значит, все это правда! И у нас есть тому доказательство!

– Не надо спешить, мой юный дилетант, – возразил профессор, со скептическим видом качая головой. – Предмет, который ты нашел, еще не доказательство. Я допускаю, что наше предположение верно и найденный тобой колокол можно считать подтверждением того факта, что тамплиеры и в самом деле доплывали до берегов Америки. Однако пока еще рано делать вывод о том, что источником их богатства являлся вывоз золота и серебра оттуда. – Профессор усмехнулся, как будто о чем-то вспомнил, и продолжил: – Кроме того, я искренне полагаю, что тамплиеры не очень-то нуждались в подобной деятельности, поскольку они и так зарабатывали огромные суммы денег, выступая в роли банкиров международного масштаба.

– А-а, понятно. Если они создали свой банк… тогда это все проясняет.

– Ну, это был, в общем-то, не совсем банк. Дело в том, что, благодаря пожертвованиям наиболее набожных королей и вообще знати, тамплиеры постепенно стали владельцами усадеб и крепостей почти по всей Европе и, пользуясь этим, ввели понятие векселя, по которому можно было получить деньги в любой из принадлежавших им крепостей. Это означало, что если торговец или дворянин желал отправиться, например, из Бургоса в Милан, то ему не нужно было брать с собой все необходимые для путешествия деньги, которые, кстати, у него могли отнять по дороге какие-нибудь грабители. Вместо этого предпринявший вояж аристократ передавал определенную сумму тамплиерам, а они выдавали ему взамен документ, по которому он мог, прибыв к месту назначения, получить свои денежки назад. Таким образом, обогащаясь за счет многочисленных пожертвований и успешно занимаясь экономической деятельностью, орден тамплиеров превратился в своего рода транснациональную корпорацию, обладавшую огромными ресурсами и не менее огромным влиянием. Дело дошло даже до того, что у них стали брать взаймы короли и другие правители, и, как ни парадоксально, именно это и стало одной из причин уничтожения ордена храмовников.

– А нельзя ли объяснить поподробнее? – спросил я, все больше и больше увлекаясь данной темой.

– Случилось так, что в 1291 году крепость Сен - Жан д’Акр – последний оплот христианства в Святой земле – захватили мусульмане, в результате чего был нанесен серьезный удар по престижу ордена тамплиеров, а значит, исчез сам смысл его существования как организации, оберегающей Святую землю и охраняющей прибывающих туда паломников. Лишившись своей репутации непобедимых защитников христианства, тамплиеры вскоре утратили и благосклонное отношение к себе со стороны духовенства и дворянства европейских стран. От прежнего ордена бедных рыцарей Христа осталось одно лишь название, поскольку они уже практически не участвовали в сражениях, как подобает рыцарям, и, конечно, давно перестали быть бедными. Огромные богатства, которые тамплиеры скопили за два века успешной экономической деятельности, вызывали зависть у многих монарших особ, в том числе и у французского короля Филиппа IV, прозванного Красивым. Филипп был амбициозным монархом, который ради достижения своих целей не останавливался ни перед чем. Известно, что король испытывал серьезные финансовые затруднения и, по всей видимости, с нескрываемой завистью смотрел из окон своего дворца на расположенную поблизости главную резиденцию ордена тамплиеров – своего рода средневековый Форт-Кнокс, в котором хранились сокровища ордена, главным образом золото и драгоценные камни.

– Дальше можете не продолжать. Мне все понятно: этот французский король сговорился с Папой Римским хорошенько «потрясти» орден тамплиеров.

– Да, именно так. – Кивнув мне, профессор продолжил: – Четырнадцатого сентября 1307 года, выдвинув сфабрикованные обвинения, Филипп IV приказал схватить всех членов ордена, включая верховного магистра Жака де Моле. Многочисленные владения тамплиеров во Франции были конфискованы, а укрепленная главная резиденция ордена взята штурмом. Филипп был уверен, что в подвалах этой резиденции хранится золото тамплиеров.

– А его там не оказалось?..

– Единственное, что ожидало Филиппа, так это большой и неприятный сюрприз. Хотя солдаты короля обшарили все помещения резиденции снизу доверху, им не удалось найти там ни одного сантима.

– И куда же подевалось золото тамплиеров?

– Этого не знает никто. Оно попросту исчезло, – ответил профессор, сопроводив последнее слово жестом, который делает фокусник, когда показывает публике пустой цилиндр, из которого внезапно исчез только что находившийся там кролик.

Я задумался над рассказом Кастильо, рассеянно блуждая взглядом по стоящим на этажерках книгам, а затем, когда мне удалось навести в своих мыслях относительный порядок, снова обратился к своему собеседнику.

– Откровенно говоря, профессор, – с невеселым видом произнес я, – хотя только что услышанная мною история звучит впечатляюще, я не вижу никакой связи между исчезнувший золотом тамплиеров и нашим маленьким бронзовым колоколом. Мне, в общем-то, не верится, что подобными жиденькими аргументами мы сможем убедить Хатча.

Кастильо пристально посмотрел на меня, и по его взгляду я понял, что он ожидал услышать именно эти слова.

– Дело в том, Улисс, – сказал он, устраиваясь в кресле поудобнее, – что данная история на этом не заканчивается.

– И вы еще обвиняли меня в том, что я люблю устраивать спектакль! – с деланным возмущением воскликнул я. – Может, вы наконец расскажете мне все сразу или так и будете цедить по капельке все утро?

Кастильо, явно довольный тем, что ему удалось разозлить меня, тихонько рассмеялся, а затем продолжил свой рассказ:

– После того как все тамплиеры во Франции были арестованы, король приказал пытать их, надеясь, что кто-нибудь из рыцарей не выдержит истязаний и расскажет о местонахождении сокровищ ордена. Однако, несмотря на жуткие пытки, которым подвергли тамплиеров, все они упорно молчали – то ли в силу своей безграничной преданности ордену, то ли просто потому, что у них действительно не было сведений о том, где спрятаны сокровища. – Профессор сделал паузу, а потом, сняв очки и начав протирать стекла платком, добавил: – Да, они все упорно молчали. Все, кроме одного.

– Мне кажется, вы прочитали слишком много исторических детективных романов, профессор, – с иронией произнес я. – А еще этими своими паузами вы действуете мне на нервы.

– Я скоро закончу, очень скоро. Однако позволь мне насладиться этим моментом, он мне очень нравится, – улыбнувшись, признался Кастильо.

Решив, что спорить со стариком бесполезно, я откинулся на спинку кресла и жестом показал профессору, что он может поступать так, как ему вздумается.

– Видишь ли, – сказал профессор, поднимаясь с кресла и подходя к окну, – один из тамплиеров – его звали Жан де Шалон, – не выдержав пыток, признался, что за день до массовых арестов его товарищей он видел, как из главной резиденции ордена были вывезены все сокровища, хранившиеся в подвалах. По словам этого человека, пятьдесят рыцарей-тамплиеров доставили их из Парижа в расположенный на западном побережье Франции порт Ла-Рошель, который находился под контролем тамплиеров. Там эти сокровища вроде бы были погружены на восемнадцать судов, чуть позже вышедших в неизвестном направлении… – Сделав очередную паузу и бросив рассеянный взгляд на улицу, профессор добавил: – Больше никто никогда не слышал ни об этой флотилии, ни о сокровищах, которые она куда-то увезла.

Я целую минуту размышлял над тем, что только что рассказал Кастильо, а затем робко спросил:

– И вы подозреваете, что колокол, который я нашел возле берегов Утилы, когда-то находился на одном из судов этой флотилии?

– Я не подозреваю, Улисс, – заявил профессор, отвернувшись от окна и пронзительно посмотрев на меня. – Я в этом абсолютно уверен.

* * *

– Финикийцы, а может, какие-нибудь еще более древние, чем они, мореплаватели, открывают Америку и, решив сохранить свое открытие в тайне, запугивают всякими россказнями тех, кто пытается выяснить, куда же это они то и дело плавают. Со временем их измышления становятся устойчивой частью общественного сознания, что, в общем-то, неудивительно. Однако несколькими столетиями позже рыцари ордена Храма находят в Сирии или Палестине какие-нибудь древние документы, в которых описывается маршрут, по которому можно попасть на далекий и неведомый континент, используя определенные морские течения и благоприятные ветры. Тамплиеры решают посмотреть, куда же ведет этот маршрут, и…

– И что?..

– Ну как это что? Они открывают Америку! А точнее говоря, открывают ее уже во второй раз. Затем, исходя из каких-то своих соображений и зная о существующих в ту эпоху страхах перед Атлантическим океаном, рыцари-храмовники решают сохранить столь важное открытие в тайне. Им удается скрывать тайну до тех самых пор, пока на сцене мировой истории не появляется наш дорогой Христофор Колумб, который совершает свой триумфальный выход на сцену истории. – Усмехнувшись, профессор скрестил на груди руки и воскликнул: – И тайны больше нет!

* * *

А теперь мы отвлечемся на некоторое время от тамплиеров и вспомним об одной интересной истории, произошедшей в середине пятнадцатого века.

Тогда после некоего таинственного кораблекрушения на берег португальской провинции Алгарве был выброшен оборванный моряк, который, будучи амбициозным, пронырливым человеком, очень хорошо разбирающимся в людях, сумел менее чем через три года добиться руки Фелипы Мониш Перештрелу, девушки благородного происхождения. Она была дочерью португальского мореплавателя Бартоломеу Перештрелу, глубоко религиозного человека, тесно связанного с орденом Христа.

Вышеупомянутый моряк, сумевший выжить после кораблекрушения (кстати, никому из ученых так и не удалось найти какую-либо достоверную информацию о его настоящем имени, религиозной принадлежности, а также о том, откуда он родом), устроился на службу к генуэзским купцам и приобрел огромный опыт мореплавания. Ему довелось побывать даже в таких отдаленных местах, как побережье Гвинеи. Однако самый настоящий подарок этот баловень судьбы получил, роясь в личном сундуке своей недавно скончавшейся супруги. Среди доставшихся ей когда-то по наследству вещей он нашел странные навигационные карты, на которых были обозначены неизвестные ему участки суши, находившиеся, как было написано на этих картах, «в 750 лигах на запад от острова Иерро». Человека этого, – продолжал профессор, соединив кончики пальцев, – как ты уже, наверное, догадался, звали Христофор Колумб.

– Получается, что… – Я был настолько ошеломлен услышанным, что едва мог говорить. – Значит, вы утверждаете, что Колумб сумел доплыть до Америки только потому… что у него была карта с обозначением соответствующего маршрута?..

– Не просто карта, а карта с множеством заметок и пояснений по поводу расстояний, морских течений, ветров и времени пути. Однако, к его несчастью, эти записи были закодированы, и, по всей видимости, именно поэтому Колумб совершил во время своего первого морского путешествия несколько труднообъяснимых ошибок. В частности, Христофор Колумб спутал испанские мили с арабскими, в результате чего сделал ошибочный прогноз относительно того, сколько дней займет пересечение Атлантического океана. Данный просчет едва не закончился для него плачевно, потому что, как тебе наверняка известно, на его судне «Санта-Мария» вспыхнул мятеж.

– Что-то мне не очень во все это верится… – откровенно признался я.

– А я советую тебе в это поверить, потому что данная информация – достоверная. Тебе нужно всего лишь прочитать грамоту, которую в 1492 году, за три с половиной месяца до первого путешествия Колумба через Атлантический океан, подписали король и королева Испании. В этом документе Колумб упоминается не иначе как «адмирал и вице-король островов и материков, которые он открыл». Обрати внимание, что в этой формулировке говорится об островах и материках, которые он открыл, а не которые он откроет.

* * *

– Интересен тот факт, – разглагольствовал Кастильо, – что до сего момента не имеется сколько-нибудь достоверной информации о том, откуда он, собственно говоря, взялся.

Официальная версия гласит, что Колумб был генуэзским моряком, сыном торговца тканями и что во время одного из торговых путешествий, когда он плыл вдоль португальских берегов, его корабль был атакован пиратами, в результате чего этот баловень судьбы и оказался на берегу португальской провинции Алгарве.

Однако совсем недавно было доказано, что единственный документ, в котором Колумб заявляет, что он генуэзец, – это всего лишь грубая подделка, вследствие чего версия о его генуэзском происхождении, образно говоря, трещит по швам. К тому же известно, что Колумб ни разу не написал ни одного слова по-итальянски – даже в своей переписке с генуэзскими банкирами, у которых он просил денег.

По моему мнению, более правдоподобной является та версия, – продолжал профессор, – согласно которой Колумб был сыном каталонских купцов или купцов с Мальорки еврейского происхождения, и именно поэтому он скрывал свое прошлое, в том числе и от собственных детей. Ты ведь знаешь, что в те времена, – недовольно поморщившись, произнес профессор, – быть евреем означало рисковать своим здоровьем.

ОТРЫВОК ИЗ ОКОНЧАНИЯ КНИГИ:

Бросалось в глаза, что стены пещеры очень неровные, на них отсутствовали какие-либо украшения, а потому я очень удивился, когда увидел, что у дальней ее стены находится пьедестал, изготовленный из того же камня, что и вскрытый нами алтарь. На этом пьедестале, перед висевшим на стене большим деревянным крестом, стоял незатейливый каменный ящик, который я сразу же узнал.

Это был тот самый ящик, который так красочно изобразили майя на потолке «коридора с рисунками» в главной пирамиде Яшчилана и который увезли с собой тамплиеры после того, как опустили свои сокровища на дно колодца. И если Касси правильно перевела написанные на потолке «коридора с рисунками» иероглифы, в этом ящике находилось нечто такое, что, как сообщили жрецам майя тамплиеры, являлось их «священным сокровищем».

* * *

Отыскав две расщелины в стене, мы закрепили в них факелы, а затем с благоговейной почтительностью взялись за тяжелую каменную крышку ящика и, приподняв ее повыше и оттащив в сторону, поставили сбоку от пьедестала, прислонив к стене.

После этого мы снова взяли в руки факелы и, держа их так, чтобы ни одна искра не упала внутрь оссуария, подошли к нему, дрожа от волнения.

Когда я попытался заглянуть внутрь ящика, мне в ноздри ударил такой неприятный запах, что я невольно отпрянул от него. Кассандра же, не обращая внимания на запах, поднесла свой факел поближе к ящику и, наклонившись, заглянула в него.

– Улисс, – пробормотала Касси. Она дышала так прерывисто, как будто ей не хватало воздуха. – Ты не мог бы… поднести свой факел чуть-чуть поближе?

Я так и сделал, но вместо того чтобы заглянуть в оссуарий, я уставился на Кассандру. По мере того как она разглядывала содержимое оссуария, ее лицо все больше и больше вытягивалось от удивления и становилось еще бледнее, чем прежде. Наконец Касси сделала шаг назад и устремила на меня невидящий взгляд. Затем она уронила свой факел на землю и, пошатываясь, стала отступать от пьедестала, пока не уперлась в стену. Я с нарастающей тревогой наблюдал, как она на мгновение замерла и медленно сползла вниз, сев на пол.

– Боже мой… – донесся до меня ее сдавленный голос. – Боже мой…

А дальше вы прочитаете сами. Если захотите.

И то, что вы прочитаете - вас очень удивит.

Так удивит, что тайна того - отчего же Папа Римский вдруг наделил Орден Тамплиеров в составе 9 человек невиданными полномочиями, вам покажется незначительной, хотя для Папы находка тамплиеров была убийственной и должна была оставаться для всех - Вечной Тайной.

Не забывайте - это художественное произведение.

Автор Фернандо Гамбол - Последний тайник.

Есть продолжение этой книги, с этим же героем - Чёрный город.

На этом всё, всего хорошего, канал Веб Рассказ

На моём канале есть плейлист Фантастика - 105 видео

* * *