Это устройство когда-то в корне изменило всю нашу жизнь, положило начало нынешней, информационной эпохе. Персональный компьютер, который давно уже не роскошь, а главное средство массовой коммуникации, был изобретен полвека назад. Причем легендарный Стив Джобс к этому ноу-хау никакого отношения не имел — тогда он был еще школьником.

Первый в мире программируемый прибор, способный упростить для всех и каждого работу с большими массивами данных, создал в 1968 году не какой-то сверхталантливый американец, как принято считать, а советский конструктор из Омска Арсений Горохов.

Странно, что этот факт очень редко упоминается в российской прессе. Если в годы «гласности» и «демократизации» — когда охаивать все отечественное было почти нормой, подобное замалчивание являлось частью политики «реформаторов», то сегодня о нашем прежнем (пусть и не до конца реализованном) научно-техническом и образовательном потенциале напоминать стоит все же почаще. Как и о тех, кто его, этот потенциал, олицетворял.

К главному в своей жизни изобретению Горохов, как выяснилось, шел с детства. Хотя сам он с такой формулировкой не вполне согласен:

— Не я шел — информация долгое время накапливалась. А затем — материализовалась. Изобретение, как я это вижу, рождается в общем-то самопроизвольно — тогда, когда наконец собирается воедино вся необходимая для него информационная основа, база...

Он родился в 1935 году в селе Ново-Уральское Омской области. В конце Великой Отечественной войны отца, агронома (в армию его не призвали по состоянию здоровья), отправили на Украину восстанавливать разрушенное гитлеровцами сельское хозяйство. Вслед за ним переехала и семья. Арсений вдоволь насмотрелся всевозможных механических диковин и технологических фокусов. Особенно впечатлил мальчика ехавший по дороге автомобиль без передних шин — покрышки мастерам удалось найти только на задние колеса: «И ничего — ездила, немалую пользу приносила».

— Я смотрел, как все это собирают, ремонтируют. Никому не мешал, хотя и не помогал— мал был слишком. Вопросов не задавал, чтобы прочь не гнали. Говорят, один мальчик так научился в шахматы играть — наблюдал за тем, как играют взрослые, ни у кого ни о чем не спрашивая. То же самое у меня произошло с техникой, — вспоминает Горохов.

Уже в пятом классе Арсений взялся починить арифмометр. Правда, вернуть его в рабочее состояние не смог, не нашлось нужных запчастей. А еще очень любил рисовать. Тогда в каждом доме висели на стенах отрывные календари с картинками. Последние были слишком маленькие, хотелось сделать их больше. Отец Анатолий Михайлович подсказал сыну: «Расчерти на листе большие квадраты и по ним перерисовывай свою картинку». То есть принцип системы координат будущий изобретатель усвоил с юных лет. Однако без цифр никакая точная система не может быть должным образом представлена, следовательно, знание математики тут выходит на первый план. Арсений неплохо решал задачки, особенно хитрые, где нужно учитывать разные условия, например, про бассейн с несколькими трубами.

Потом в техническом журнале ему встретилась другая математика, булева алгебра, которую еще называют «алгеброй логики». В общем, копилка знаний постепенно наполнялась. А жизнь текла своим чередом. После школы он собирался стать художником-оформителем. Затем пытался поступить в речное училище, но не прошел медкомиссию. В итоге по совету дяди оказался в техникуме железнодорожного транспорта. Учился хорошо, играл в свободное время в духовом оркестре.

После армии жаждущий новых знаний и свершений парень был принят на электромеханический факультет Московского заочного политеха, где занялся изучением систем регулирования и слежения.

В 1957 году Арсений Горохов трудоустроился на погрузочно-разгрузочное предприятие при Омском отделении железной дороги. Для разгрузки вагонов там использовали козловые краны, а у тех регулярно выходили из строя тормозные механизмы на тельферах (грузоподъемных устройствах). В результате, случалось, уже поднятый контейнер сваливался обратно в вагон. Ремонтировать тормоз приходилось каждую неделю. Молодой специалист разобрался: все дело в шестеренке, которая очень быстро изнашивается. И предложил просто-напросто сделать ее толще. Так досадная проблема была решена раз и навсегда.

Чтобы быть поближе к современным технологиям, Арсений Анатольевич в 1962 году пришел в НИАТ — омский филиал московского НИИ авиационных технологий на территории завода им. Баранова — и был назначен начальником КБ вновь создававшегося отдела автоматики. А примерно через пять лет та самая информация, которая, по признанию Горохова, копилась у него с раннего детства, наконец принесла реальные плоды:

— Когда инженер воплощает свой замысел на бумаге, ему все равно, какие будут в создаваемом устройстве гайки. А вот потом начинается муторная работа, приходится отыскивать в толстых сборниках обозначения всех этих болтов-шайбочек-гаечек, требуемых для сборки спроектированного узла. Однажды я подумал: а что если сделать не бумажный справочник, а совсем другой, включающий в себя принципиально иной носитель информации? Нажмешь кнопку — и все 100 страниц, одна за другой, начнут высвечиваться на экране. Возникнут перед глазами картинки деталей, а рядом — текст, который инженер сможет легко переписать и вывести на чертеж. Это устройство должно было облегчить не только труд конструкторов, но и весь производственный процесс. Ведь чертежи, созданные в КБ, в те времена приходилось переводить в формулы, а их набивали на перфокарты вручную. Ошибки в длиннющих цифровых рядах были неизбежны. К примеру, фрезерный станок, подключенный к ЭВМ, регулярно останавливался. С новой умной машиной можно было общаться без пачек перфокарт и бригады программистов.

Привычное для всех название «компьютер» Арсений Горохов считает неправильным, поскольку это слово является производным от английского глагола to compute, «вычислять». То есть перед нами — «вычислитель».

— Те, кто придумал наименование «компьютер», ориентировались на следующее обстоятельство: там блок с блоком общается с помощью цифр. Однако вычисления как таковые не производятся — просто находится по коду и высвечивается на экране нужная картинка. Собственное программируемое устройство я назвал «интеллектором»: его владельцу постоянно и напряженно думать уже не надо, машинный интеллект работает за человека.

В интеллекторе Горохова есть все составные части персонального компьютера: блок ввода данных (сегодняшняя клавиатура), блок графического отображения процесса (монитор), преобразователь — материнская плата, запоминающий блок — жесткий диск. Только привычная нам «мышка» отсутствует.

Это ноу-хау было поистине революционным. Но с получением официального документа на него получилась целая эпопея, растянувшаяся на пять лет.

— Авторское свидетельство мне долго выдавать не хотели: изобретение — пионерное, в мире не было подобной штуковины, — вспоминает конструктор.

Дальше получения авторского свидетельства № 383005 на прибор с замысловатым названием «Устройство для задания программы воспроизведения контура детали» дело, увы, не пошло.

— Мне сказали: пока в наших планах эта аппаратура не предусмотрена, — продолжает рассказ Горохов.

А ведь для того чтобы провозгласить СССР первой компьютерной (или, согласно пожеланию изобретателя, «интеллекторной») державой, требовалось совсем немного. Все необходимые для сборки аппарата комплектующие наличествовали: «телевизоры, двухлучевые осциллографы, клавиатуры у пишущих машинок, магнитофоны, чтобы программы записывать». Но не случилось, исторический момент был упущен.

А в 1975 году компания «Эппл» подарила миру «персональный компьютер». Причем главную идею американцы легко могли позаимствовать у Горохова. Общий чертеж и описание его высокотехнологичного детища были опубликованы в советском «Бюллетене изобретений, открытий и товарных знаков», а подобные издания в США переводили с особым тщанием.

Одновременно с интеллектором Арсений Анатольевич придумал и описал графопостроитель — такое устройство, уже под названием «плоттер», в конце 70-х стала выпускать компания Hewlett-Packard.

На данный момент у Горохова — 60 зарегистрированных изобретений. Он и сегодня стремится опередить время. Его очередной проект будто взят из научной фантастики — пятимерный носитель информации, который позволит разумнее использовать имеющиеся у страны и общества ресурсы. И в результате, например, оптимизировать работу общественного транспорта.

В свои без малого 83 года Арсений Горохов продолжает трудиться над открытием всего нового и полезного — невзирая на то, что за рубежом его изобретения приходятся ко двору, как правило, раньше, чем на родине. Потому что по-другому жить просто не может. По-прежнему надеется, что когда-нибудь и мы в России научимся вовремя внедрять и осваивать все то, что из века в век генерируют наши лучшие, потенциально сильнейшие на планете умы.

Источник

Сайт посвящённый Интеллектору: Приоритет Горохова признан официально, в том числе и в США.

Эта тема озвучена мной в видео: 

Ссылка на видео

* * *