Отрывок из трилогии «Покаяние над пропастью»

История рода трёх братьев драматична и причудливо пересекается с родословными множества людей. Прямого предка прозвали Кашык1, братьев его – Волк и Китаец. Родные братья почему-то разительно отличались друг от друга: Волк – белолиц и светловолос, Кашык – чёрный, почти как африканец, а Китаец был узкоглазым и желтолицым. Волк во время Гражданской войны сражался за красных, а Китаец – на стороне белогвардейцев. После поражения белых он увязался за ними в Китай. Когда вернулся на родину, ему дали прозвище Китаец. Кашык получил свою кличку после того, как в ауле организовали колхоз и во время полевых работ начали питаться из общего котла. Оказывается, с целью выловить из жиденькой похлёбки что погуще, он проделал дырочки на донышке большой деревянной ложки, которую всегда носил в кармане. Конечно, аульчане быстро узнали о его уловке и прилепили хитрецу соответствующее прозвище. А Волка прозвали так за волчат, пойманных им в лесу. Он вырастил зверей, потом забил и сшил себе тулуп из их шкур.

Жители аула давно позабыли настоящие имена трёх братьев. Волк и Китаец, несмотря на близкое родство, люто ненавидели друг друга. Кроме того, что один воевал за красных, а другой – за белых, как говорят французы, «шерше ля фам» – между ними встала женщина. Их отец, на наречённой для Волка девушке, непонятно почему, взял да женил Китайца. Вот и усилилась вражда ещё больше.

А Кашык в раздрае братьев не участвовал, он так сокрушался о вынужденно сданной в колхоз хилой лошадёнке, что заболел от горя и малость тронулся умом. Однажды, в момент обострения помутнения, повесил ту ложку с дырками над окошком, вырубленным в сторону киблы2, и принялся неистово биться головой об пол перед этой деревяшкой. Долбал башкой до тех пор, пока не свалился в обморок в благоговейном экстазе. Очнувшись, и семью заставил поклоняться дырявой ложке.

Когда про странное верование семейства узнали люди, председатель сельсовета вызвал Кашыка в канцелярию и учинил допрос: «Ты почему на дырявую ложку молишься, контра?!» И стал нещадно материться. Кашык почему-то не растерялся, задал встречный вопрос: «А кому нам теперь поклоняться? Сказали, что Бога нет и сбросили с мечети минарет. Мы же должны на кого-то молиться?» Начальник долго молчал, почёсывая узкий лоб. Затем открыл ящик стола, покрытого кумачовым ситцем, и бережно достав оттуда, торжественно вручил ему изображения Ленина и Сталина, строго-настрого наказав: «Смотри у меня, Кашык, коли не перестанете поклоняться дырявой ложке, показывая контрреволюционный пример всему аулу – внесу в список кулаков и сошлю в Сибирь! С нынешнего дня молитесь на отцов народов – Ленина да Сталина!» Однако Кашык, хотя при свете дня, на людях, бил челом перед портретами вождей, по ночам поднимал семью и продолжал тайком поклоняться дырявой ложке. Верно говорят, что запретный плод сладок, спустя время большинство жителей аула стали последователями Кашыка – тоже начали молиться на дырявую ложку…

Дети, а затем внуки и правнуки Волка и Китайца, хоть и были родственниками, также цапались меж собой как кошки с собаками. Трещина, случившаяся между братьями во времена Гражданской войны, привела в пятидесятых годах к трагедии. Сын Китайца Ахметгали, когда-то возвратившийся с Великой Отечественной войны весь в орденах и медалях, был избит и повешен в сарае сыновьями Волка. Убийцы заранее договорившись, дружно заявили в милиции: «Мы его не вешали, только побили. Устыдился, что не смог нас одолеть, вот и повесился». И душегубов посадили всего на пару лет.

После сего братоубийства потомки Волка в каждом поколении стали лишать жизни хотя бы одного из мужчин – отпрысков Китайца. Несмотря на это, род Китайца множится год от года. Каким-то чудом, на место одного убиенного рождаются по семеро мальчиков. Число же потомков Волка, напротив, почему-то уменьшается, и на глазах хиреет их род. К тому же в последние времена у них рождаются одни девочки.

Верно подмечено, если кому беспрерывно твердить: «Ты свинья!», он и сам не заметит, как захрюкает. Похоже, от постоянных возгласов аульчан: «Китайцы! Китайцы! Китайцы идут! Вот придут китайцы…», у них и впрямь сильнее сузились глаза, лица ещё пуще пожелтели. В общем, стали точь-в-точь как китайцы. И общаются меж собой, будто китайцы, – грубыми окриками и резкими жестами, словно бранятся. Да и телами обмельчали: мужики чуть больше полутора метров будут, а женщины – ещё ниже.

Непримиримой вражде потомков Китайца и Волка через два года исполнится целый век. Они уже знать не знают корни и причины непрекращающейся междоусобицы, однако и поныне живут в раздоре. Право, и рассказывать неудобно, причины последних скандалов – просто курам на смех… Недавно, принарядившись в праздничный день, всем аулом пришли в клуб. А там какая-то собака наложила на крыльцо очага культуры огромную кучу… Люди столпившись, постояли некоторое время в растерянности. Затем кто-то из «волчат» поковырял собачий навоз ивовым прутком и с серьёзным видом резюмировал: «Сразу видно, это дерьмо наклал кобель по кличке Актырнак, подросший щенок хромой суки Актапей, поводыря слепой колдуньи Бибисары из рода старика Китайца, троюродной тётки Ахмета. Этот Актырнак – настоящий разбойник – весной утащил нашего одноглазого петуха Пирата…» Ахмету, разумеется, не понравился столь глубокомысленный вывод, и он ощерился, точно китаец: «Чаво-чаво? Тоже мне, спец по собачьему дерьму… Иди лучше в лес, покопайся в волчьем помёте». Слово за слово, окрик за окриком, и китайско-волчья война, тлеющая в ауле на протяжении века, снова разгорелась, словно пламя от порыва ветра. Кровные родственники опять раздрались в пух и прах, крепко отдубасили друг друга, попутно вымазавшись в том злополучном собачьем дерьме…

Для выяснения причин вражды много раз созывали большие сходы и малые курултаи. Но… так и не докопавшись до истины, каждый раз доходили до всеобщего мордобоя и понаставив друг другу шишек на лбу и синяков под глазами, повыбивав зубы и пересчитав рёбра, расходились ни с чем по домам…

Правда, прошёл слух, что сын старика Кашыка – Кашыкбаш, давно разменявший девятый десяток, с подобострастием уставившись на дырявую ложку, оставленную ему как великий аманат3 и священный предмет культа, поблескивая вытаращенными глазами, шлёпая толстыми губами, торжественно поклялся поведать внукам и правнукам Китайца и Волка причину войны между ними. Тем не менее особо подчеркнул, что расскажет об этом 7 ноября 2017 года. Оказывается, именно так ему было завещано отцом, стариком Кашыком.

К сожалению, Кашыкбаш не смог донести до потомков священное слово – неожиданно отошёл в мир иной, прижав к груди драгоценное наследство – дырявую ложку. Рассказывают, предчувствуя скорую кончину, Кашыкбаш начал было что-то чёркать на обрывке туалетной бумаги… Но успев написать лишь: «Вот что поведала дырявая ложка – не сто лет назад, а ещё с пещерных времён…», бессильно повалился на пол… Таким образом, причины столетней войны остались нераскрытой тайной, погребённой в глубине веков.

В ауле шушукались по секрету, что старик Кашыкбаш, лишившийся перед кончиной дара речи, тщетно пытался сообщить что-то важное собравшимся у смертного ложа родственникам. Но, сколько бы ни мучился, ничего не объяснил, только мычал. Когда сыновья попросили кого-нибудь из них назначить главным хранителем священного тотема, старик сильно разозлился, несколько раз ударил себя дырявой ложкой по лбу, притиснул её к груди, красноречиво показал потомкам средний палец правой руки и навечно закрыл глаза.

Три дня и три ночи поломав голову в попытках растолковать, что он намеревался сказать перед смертью, наследники решили провести внеочередной курултай. Но мероприятие не помогло раскрыть великую тайну. Как обычно, все переругались, передрались, с тем и разошлись.

Всё же после скандального курултая дырявая ложка торжественно перешла к старшему сыну покойного Кашыкбаша – Кашыкбаю.

Нынче дырявой деревяшке поклоняются потомки не только Кашыка, но и почти все отпрыски Китайца и Волка. Продырявленные деревянные ложки висят на почётном месте во многих домах. Только до сих пор непонятно: раз большинство из них боготворят одно – ложку с дырками, почему же кровные сородичи продолжают в пух и прах ссориться и драться меж собой? Но никто из них не может дать ответа на этот вопрос…

________________________________

1 Кашык – ложка, небольшая поварёшка.

2 Направление в сторону священной Каабы в г. Мекке.

3 Аманат (араб.) – в данном случае распоряжение, наставление последователям, завещание потомкам, сохраняемое и чтимое ими.

Автор 

Флюр Галимов

Родился в 1958 году в деревне Старый Калкаш Стерлибашевского района Башкирии. Член Союза писателей РФ и РБ, лауреат премий газет и журналов, заслуженный работник культуры РБ. Его роман «Новый башкир» признан республиканской газетой «Башкортостан» романом года, а трилогия «Покаяние над пропастью» названа газетой «Йэшлэк» произведением года. Этим книгам посвящены около 120 мероприятий: сняты и показаны несколько телепередач, озвучены десятки радиопередач, проводились читательские конференции, круглые столы, встречи с читателями, опубликованы более 50 статей и интервью, написаны курсовые и дипломные работы, защищены диссертации


Этот отрывок озвучен мной в видео:

Ссылка на видео: https://youtu.be/EUsiPOwG9ak

* * *