Вчера на меня что-то нахлынуло, захотелось посмотреть старое видео с маленьким сыном. Наблюдаю за своей младшей дочерью, которой через неделю стукнет три года, – это же целый человечище со своими особенностями и талантами. Вот и решила вспомнить, каким был сын в таком же возрасте, попросила его найти видео.

Пока сын, ворча, искал в компьютере то, что нужно, наткнулся на очень старые кадры. Я потом глянула – 1997 год. Целая вечность прошла с тех пор, даже странно. Вот я, вот моя мама, младший братишка – совсем малыш, а у меня через год тоже появится маленький мальчик.

Всё это снимали по случаю, на первые видеокамеры. Например, когда мы всей семьёй ходили на день рождения к друзьям. Такая ностальгия и тепло на душе от этих кадров!

День рождения был детский, но взрослые, конечно, тоже собрались. Какие замечательные дети росли в этой семье! Спустя время хочется отметить, что они стали не менее замечательными взрослыми – творческие, талантливые, добились очень больших успехов. А ведь семья была многодетная, малообеспеченная, плюс шли пресловутые девяностые. Но как много энтузиазма в глазах, какой-то душевной доброты, настоящего искреннего веселья, что сейчас так редко встретишь.

Дети организовали развлечения, подошли к этому со всей ответственностью. Старший мальчик сконструировал из подручных материалов телекамеру, изображал оператора. Камера получилась почти как настоящая. Кстати, один из детей впоследствии как раз и продвинулся на местном телевидении.

Для гостей объявляли разные игры. Например, «Поле чудес» с ведущим, с «девушками», которые открывали буквы, развешанные на стене детской, и даже с большим картонным вращающимся барабаном. И призы, конечно, были. Я даже стала победителем. Обуял такой азарт, что соревновались все, невзирая на возраст, – от пятилетних до сорокалетних.

А ещё играли в «Угадай мелодию». На леске висели красиво вырезанные разноцветные ноты, ведущий размахивал руками, как Валдис Пельш. Девочка из этой семьи напевала мелодию, которую надо было угадать. Причём она часто не попадала в ноты, что усложняло нам задачу, но выводила очень трогательно. И почему-то снова угадывала я, хотя песни были не детские, популярная эстрадная музыка того времени. Мама, живая моя мама, которой тогда было почти столько же лет, сколько мне сейчас, искренне хохотала:
– Ну ты, Маруська, даёшь! Я поняла, почему у вас получается: одна без слуха поёт – другая без слуха угадывает!

Я тихо хихикала – завидуйте молча – и сгребала свои призы: открыточки, конфетки, шарики.

Хорошее настроение, хорошее время.

Правда, моим детям интересней было смотреть не на то, как мы развлекались, а на свою молодую маму, на дядек, которые были сопливыми мальчишками. Они посмеялись, а потом заявили:
– Не понимаем, как вы так жили – без интернета.

Да, у нас не было интернета, но было настоящее, живое общение. Очень жаль, что сейчас его становится всё меньше.


Из письма Марины Патиссон в газету Моя семья

Этот рассказ озвучен мной в видео:

Ссылка на видео

* * *