В октябре 2017 года я совершил один очень благородный поступок. Я был в Сочи. Как раз тогда, когда там проходил фестиваль молодежи и студентов. Фестиваль я краешком застал. Мероприятие, как всегда, пафосное, шумное, суматошное, но по существу – хорошее. Правильное.

Странновато, конечно, когда столько молодых здоровых юношей и девушек вместе самозабвенно резвятся, да еще на курорте, да еще почти в бархатный сезон, и – абсолютно сухой закон. Как-то негуманно. Но, наверное, так надо.

Жил я в отеле «Жемчужина». Там в это время проходил педагогический форум. Я люблю педагогов. Они хорошие. Самозабвенно занимаются благородным делом. Сеют что полагается. Но все-таки такая критическая масса сеятелей, вернее, сеятельниц – зрелище специфическое. Особенно в ресторане. В очереди за гуляшом. Несколько сотен училок с тарелками наперевес, рассуждающих об Ушинском и Песталоцци – это сильно. В форуме я не участвовал. Но в ресторанной очереди имени Ушинского отстаивал регулярно.

Пригласили в Сочи меня, собственно говоря, ради всего одного мероприятия. Группа участников молодежного фестиваля (человек семьдесят из разных стран) должна была приехать в РМОУ, Российский международный олимпийский университет, там же, в Сочи, и пообщаться с нами, российскими преподавателями. Так сказать, живое непринуждённое общение. В рамках запланированного мероприятия.

Общение – это прекрасно, но главное, что до захода солнца мы, согласно запланированному мероприятию, все должны были стройными рядами выйти на крышу этого самого РМОУ, радостно смеясь, запустить в небо шарики и громко-громко закричать «Ура!» Процедура запускания шариков мира, дружбы, солидарности должна была быть тщательно сфотографирована, снята на видео и выложена в качестве отчета о проделанной работе. Предзакатное алое солнце, васильковое море, бирюзовое небо, неясного буроватого цвета крыша, разноцветная ликующая молодежь, разбавленная мудрыми лицами убеленных сединой российских ученых – и шарики: белые, синие и красные, триколорные.

Долго и напряженно организаторы спорили, как лучше запускать шарики. Предложений было два. Первое: запустить все шарики сразу, на «раз-два-три-и-и-и!» Второе: запустить сначала на «раз!» белые, потом на «два!» – синие, а потом на «три!» – красные. И тогда в небе шарики будут как на флаге.

Спорили долго, но в конце концов решили запустить все сразу на «три-и-и-и!» Потому что сорганизовать семь десятков японцев, испанцев, финнов и прочих арабов, которые все по-русски не очень, – дело сомнительное.

Задушевная беседа, а затем символическое запускание шариков были назначены на четыре часа.

Днем я побродил по сочинскому дендрарию, по набережной. Хорошо. Серебристое море. Кругом – какие-то птицы, гибрид чайки с голубем. Ходил по набережной, спрашивал местных – что за птица. Все местные улыбаются, качают головой – «не знаю». Пару раз мне ответили: баклан. Хорошо, пусть будет баклан.

Солнышко, прохладный ветер с моря, народу мало. Десятки пустующих заведений с искрометными названиями, типа «Чё? Суп харчо!». Скучающие сочинцы. Очень много собак и кошек, лежащих в осенней нирване на солнышке. Сам бы так полежал. Но – не поймут.

В четыре я прибыл в РМОУ. Здание роскошное. Хайтековский кампус в виде креста. Почему-то ни одного студента. Готовят там, говорят, каких-то спортивных менеджеров. Ладно, пусть готовят.

В конференц-зале на последнем этаже с выходом на крышу мы провели непринужденную дискуссию-беседу с иностранной молодежью. Задушевная беседа в рамках запланированного мероприятия прошла примерно так.

- Вам нравится Сочи?

Хор:

- Да-а-а!!!

- А в России вам нравится?

Хор:

- Да-а-а!!!

- А вы еще приедете в Россию?

- Да-а-а!!!

- А что вам больше всего понравилось в России?

Молчание. Какая-то бойкая японка:

- Борлшч…

Дружный хохот.

Какой-то араб, похожий на черного терьера:

- Девушки…

Хохот.

- А какие вы знаете русские песни?

Нестройный хор:

- «Катюша»!!!

- А вы хотите спеть «Катюшу»?

Хор:

- Да-а-а!!!

Главный организатор очень фальшиво, но с чувством:

- Ра-а-сцветали яблони и гру-уши!..

Хор, вразнобой но тоже с чувством:

- Поплыли-и; туманы над реко-ой!..

Меня всегда умиляло это «поплыли;». Что такое «поплыли;»?.. «Пошагали;». «Полетели;». Ладно, в сторону.

После первого куплета все как-то скомкались, потому что слов почти никто не знал. Но главный организатор громко зааплодировал и сказал:

- Молодцы!

И все тоже зааплодировали.

- А теперь, - сказал главный организатор, - давайте, согласно плану нашего мероприятия, наконец пойдем запускать шарики в небо. Что самое главное согласно плану мероприятия. Пойдем?

- Да-а-а!!!

- А вы любите запускать шарики в небо?

- Да-а-а!!!

- А вы хотите запустить шарики в сочинское небо две тысячи семнадцать?

- Да-а-а!!!

И мы пошли запускать в небо шарики. На крышу вел специальный коридор-пандус. По нему пошли все приехавшие на это мероприятие студенты.

Шарики были под потолком, а веревочки-ленточки свисали вниз где-то до плеча.

- Каждый берет только один шарик! - сказал главный организатор. – Хорошо?

- Да-а-а!!!

И мы, каждый со своим шариком, вышли на крышу.

Я вышел одним из последних. Зачем-то, по непонятным мне причинам, оглянулся и увидел, что в конце коридора стоит девушка без шарика.

А шариков больше и нет.

Девушка была явно латиноамериканка. Скорее всего, родом из Перу или Эквадора. Я в этом немного разбираюсь. Типичная индианка кечуа. Маленькая, плотненькая, кругленькая, со щечками, с кожей цвета мореного дуба. Очень уютное создание. Испанский я уже почти забыл, но тут вдруг почему-то кое-что вспомнил, наверное, инсайт. Бывает.

Девушка-индианка почти плакала. Слезы текли по ее уютным щекам.

- Тебе не достался шарик? – спросил я.

- Нет, - губы у девушки безнадежно-скорбно расползлись.

- Как тебя зовут? Como te llamas?

- Pepita, - губы Пепиты уже почти полностью безнадежно расползлись.

- На; тебе мой шарик, Пепита, - сказал я и протянул ей ленточку.

Губы Пепиты вернулись на место, зато брови сделали удивленный на весь мир домик:

- А как вас зовут? Como se llama Usted?

- Vladimir.

- А как же вы, Владимир? Вы останетесь без шарика?

- Знаешь, Пепита, я уже в своей жизни запустил столько шариков – и не сосчитать. На;, бери. Запусти, Пепита, свой шарик. Бери, бери, Пепита… Когда еще ты запустишь свой шарик в русское небо?

- Спасибо… - растерянная и счастливая улыбка озарила более чем круглое лицо Пепиты, и оно стало горизонтально-овальным. – Я запущу свой латино-американский в ваше русское небо. Так надо.

Мы вышли на крышу.

Главный организатор, почти с угрозой:

- У всех есть шарики?

- Да-а-а!!!

- Сейчас я скажу «раз-два-три» и, когда я скажу «три», вы запустите шарики в небо. Все всё поняли?

Организатор слегка вспотел.

- Да-а-а!!!

- Итак, мы начинаем самую ответственную часть нашего мероприятия, - не унимался организатор. – Рраз!

Пауза.

- Два!

Пауза. Пепита протянула мне ленточку и прошептала на ухо:

- Владимир, давайте запустим шарик вместе.

Я взял ленточку и сказал:

- Давай, Пепита…

- Три-и-и!.. Ура-а-а!..

И мы с дружным криком «Ура!» запустили шарики в небо. Небо было бирюзовое, как ему и полагается при подобных мероприятиях.

И алое солнце, как раз в этот момент, согласно графику мероприятия, коснулось василькового моря.

Видео и фото для отчета о проведенном мероприятии получились отличные. Можете поискать в интернете.

Все в целом было проведено с полным успехом.

Мы все спустились вниз, молодежь и студенты сели в автобусы, а мы, седовласые и мудрые российские наставники, помахали ладошками им на прощание.

И молодежь и студенты тоже из окон автобуса помахали нам на прощание своими международными ладошками.

Я видел, как махала ладошкой Пепита. Уже смеркалось, и было не очень хорошо видно, но я уверен, что Пепита махала ладошкой лично мне. И это было настоящее счастье. И для меня, и для Пепиты. А «Пепита» значит «Бог даст тебе еще сына». Моей Пепите – точно даст. Такого же плотненького, улыбчивого и с добрыми щечками. Вне всякого сомнения. Sin duda.

Автор Владимир Елистратов.

Этот рассказ озвучен мной в видео:

Ссылка на видео: https://youtu.be/Pqfz5fKpPII