Хотя во все времена борода считалась признаком зрелости и мудрости, по капризу моды люди без сожаления готовы были избавляться от густой растительности на лице. Из века в век щеголяли то гладко выбритыми щеками, то бородой, форма которой часто менялась. Носили клиновидные бороды, широкие – лопатой, короткие, длинные и даже ассиметричные, а также отпускали усы и бакенбарды.

Помимо традиций (в Древней Иудее, например, бороду – главное украшение зрелого мужчины – было запрещено законом даже постригать) распространению бород способствовало низкое качество работы брадобреев. Они скоблили щёки клиентов, не прибегая к каким-либо смягчающим средствам. Вот вопль обиженного поэта Марциала: «Тому, кто не желает попасть в преисподнюю, следует избегать брадобрея Антиоха…Эти шрамы на моём подбородке, если вы можете их подсчитать, возможно, напоминают шрамы на лице борца. Однако они появились не по этой причине и не от острых ногтей свирепой жены, а от проклятой стали в руках Антиоха. Козёл – единственное разумное животное, он носит бороду всю жизнь и не нуждается в Антиохе!»

Картинки по запросу первые бритвы

Древнейшими бритвами служили остро заточенные кремниевые ножи. В Северной Америке и Центральной Африке бритвы делали из обсидиана, а в Египте и Индии в 3 веке до нашей эры – из меди. Позднее их сменили железные остро заточенные лезвия.

Древние римляне начинали бриться по достижении 21 года. Это событие становилось настоящим праздником – в семье устраивали застолье, приглашали гостей, которые щедро одаривали молодого мужчину, а сбритую щетину прятали в шкатулку и хранили как дорогой сувенир.

На Руси издревле бытовало почтительное отношение к бороде. За нанесение телесного ущерба полагался штраф в три гривны, тогда как за «выдирание бороды» уже целых двенадцать! А в 1551 на церковном соборе было заявлено, что без бороды праведникам невозможно войти в царство Божие, ибо она – атрибут образа и подобия Господа.

Картинки по запросу первые бритвы

Войну вековым традициям объявил Пётр, стараясь приобщить «тёмных» россиян к европейской моде. Ретроградам приходилось туго – на ассамблеях император не гнушался собственноручно кромсать им бороды, а приближённые осыпали несчастных насмешками. Впрочем, право на ношение бороды можно было купить – разрешение выдавалось на год и обходилось купцам и ремесленникам в 60 рублей в год, а дворянам – в 80 рублей.

Постепенно в дореволюционной России профессия брадобрея стала весьма престижной. Вот образец типичной рекламы той эпохи: «Парижский парикмахер Пьер Мусатов из Лондона. Стрижка, брижка и завивка». Показывая помощникам на клиента, хозяин парикмахерской обычно тихо говорил: «Обдери его, жаднюгу, побрей до зубов!» А недовольный клиент отзывался о цирюльнике так: «Ему не людей. А свиньям щетину брить на копытах!»

В арсенале опытных мастеров-брадобреев были разные косметические средства и одеколоны, а своих клиентов они ловко брили при помощи так называемой опасной бритвы.

Картинки по запросу первые бритвы

Она служила цирюльникам в разных странах на протяжении четырнадцати веков и не изменила своего вида. Но удивительней всего оказалось то, что опасная бритва( то есть, острое лезвие на ручке, затачивающееся при помощи специального ремня) бреет лучше, чем её «младшие братья», вошедшие в обиход в 20 веке, - безопасный станок со сменными лезвиями и электробритва.