Вы слышали это миллион раз, но повторюсь "полёт — самый безопасный способ путешествия" (в случае, если Вы делаете это на современном авиалайнере, а не на спине огнедышащего дракона). Даже статистика говорит о том, что более вероятно, Вы погибнете по пути к аэропорту, чем во время полёта. Но причина, по которой полёты пугают людей, заключается в том, что если в воздухе что-то действительно пойдёт не так, Вы вскоре станете частью обугленных обломков, рассеянных на кукурузном поле.

Но, по правде говоря, иногда, дела могут идти настолько неправильно, что хуже и не придумаешь, но всем (почти всем) так или иначе удаётся выжить.



Гражданский авиалайнер пережил ракетный удар и ушёл от советских истребителей.

20 апреля 1978 года капитан самолета Ким Чанг Ки вёз 109 пассажиров из Парижа в Сеул, с непродолжительной остановкой в Анкоридже, Аляска, — маршрут, который Вы можете назвать "идиотски длинным путём". Всё это потому, что пилот должен был избегать советского воздушного пространства, посреди которого он вскоре обнаружил себя из-за небольшой навигационной ошибки.

Но ошибки в навигации капитан Ким решил компенсировать навыком под названием "уход гражданского авиалайнера от истребителей-перехватчиков". Советский радар быстро обнаружил самолёт, и чтобы идентифицировать его, были отправлены два перехватчика.

Пилоты вскоре поняли что то, с чем они столкнулись, было пассажирским самолётом (возможно из-за всех пассажиров, кричащих в окнах: "пожалуйста, не сбивайте нас"). После доклада командованию, советскому пилоту Александру Босову поступил приказ сбить нарушителя. Как Вы знаете, ослушаться приказа было нельзя и пилот выпустил две ракеты.

Первая пролетела мимо, вторая задела левое крыло. Шрапнель от взрыва повредила корпус самолёта, убила двух пассажиров, сбросила давление и вывела из строя один из четырёх двигателей… Но рейс KAL 902 продолжал лететь. Капитан Ким направил Boeing 707 в ужасающе крутое пике, чтобы доставить пассажиров на высоту где они могли дышать, а после того как самолет погрузился в облака перехватчики исчезли из вида.

Ким буквально летел под радаром в течение 40 минут с половиной левого крыла и одним потерянным двигателем прежде, чем в темноте совершил аварийную посадку на замёрзшем озере на севере России, меньше чем в 150 километрах от финской границы. За исключением двух пассажиров, которые погибли от фактического ракетного удара, все на борту выжили.



Крушение вертолёта в жерло действующего вулкана удивительным образом обошлось без жертв.

Когда самолёт теряет высоту, у Вас, по крайней мере, есть возможность планирования. У вертолётов, к сожалению, нет этой роскоши. Когда вертолёт теряет высоту, Вам повезет если пилот освоил такой прием как авторотация.

Но это неплохо, если Вы падаете на мягкую землю. А что происходит, если Вы падаете в, скажем, зияющую утробу постоянно извергающегося вулкана? Это походит на сцену из голливудского фильма, и именно это произошло с Крисом Дадди и Майклом Бенсоном, когда они снимали кадры для голливудского фильма в 1992 году.

Крэйг Хоскинг пилотировал вертолёт над вулканом Килауэа на Гавайях, когда его машина захлебнулась большим количеством ядовитого вулканического газа, который вулкан постоянно изрыгал. Двигатель быстро заглох и погрузил трёх мужчин в молитвы ко Всевышнему, во время падения прямо на крыльцо ада.

Невероятно, все трое пережили катастрофу, но электроника вертолёта вышла из строя, делая невозможным попытки подать сигнал бедствия. Дадди, Бенсон и Хоскинг попытались выбраться из кратера, но быстро поняли, что это было невозможно из-за высоких стен кратера, представляющих из себя остроконечную вулканическую породу.

Дадди и Бенсон цеплялись за вулкана в том месте, где воздух был несколько менее убийственным, в то время как Хоскинг вернулся на место крушения и присоединил батарею камеры к коммуникационной системе вертолета, чтобы подать сигнал SOS. Хитрый ход сработал, и Хоскинга быстро спасли, всего за минуты до того, как наступило бы удушье. Дадди и Бенсон не были так удачливы из-за того, что были скрыты густыми облаками дыма.

Спустя двадцать семь проклятых часов после катастрофы и несколько неудавшихся спасательных попыток наземных команд, Дадди собрал всю свою волю в кулак и залез по крутой стене кратера, разрезая руки и лицо подобным бритве гравием. Оставался только Бенсон, который провёл ещё один день, цепляясь за стену вулкана и предполагая, что оба его компаньона отдали жизнь дьяволу.

Как раз в том момент, когда было похоже, что шансов на спасение больше нет, погода наладилась, и вертолёт смог сбросить Бертону спасательную клетку. Правильно, его наградой за то, что он из последних сил цеплялся за жизнь, была ещё одна поездка на вертолёте.



Необычный способ "ремонта" сломанного крыла… Полёт вверх тормашками.

Внезапная потеря одного крыла — третья худшая вещь, которая может произойти с пилотом. Таким образом, Вы можете вообразить, как Нил Уильямс почувствовал себя, когда мчась на Zlin Z-526 солнечным днём в июне 1970, он почувствовал толчок, сопровождаемый увеличением шума воздушного потока. И внезапно увидел, как его левое крыло мотыляется возле окна.

Мы должны упомянуть, что Нил Уильямс был профессиональным пилотом. Однако, также стоит упомянуть, что большинство его экспертных знаний относительно трюков на авиашоу было получено на самолёте с двумя крепко приделанными крыльями. Во время этого полёта сломалась нижнее крепление его левого крыла, и в результате сломанное крыло теперь находилось под углом, что делало его бесполезным для полёта.

В таких случаях большинство людей выкрикнет последнее слово "мама" и будет ждать конца, но Уильямс внезапно вспомнил странную историю бельгийского пилота, который был в противоположной ситуации (сломалась верхняя поддержка крыла), и силы перегрузки держали крыло достаточно долго для того, чтобы он смог посадить самолёт. Поэтому, он решил, что должен лететь вверх тормашками, чтобы сопротивление воздуха поставило крыло на место.

Уильямс перевернул самолёт и, как он и подозревал, это поставило крыло на то место, где оно и должно быть. Тогда внезапно умер двигатель (топливо просто перестало поступать в цилиндры двигателя из-за того что самолет летел вверх тормашками). После того, как Уильямсу удалось разобраться с топливом и перезапустить двигатель (всё это вверх тормашками), он приблизился к аэродрому, чтобы приземлиться, и в последнюю секунду вернул самолёт в исходное положение, его левое крыло тут же сложилось, но Нил выжил.



Антарктида ест самолёты на завтрак.

В 1970-х французские ученые построили базу около Южного полюса, известную как Купол Чарли, и попросили американский военно-морской флот обеспечить им поставки. "Как технически обеспечить поставки на Южный полюс?" - спросите Вы. Всё относительно просто, Вы берет транспортный самолёт LC-130 и оборудуете их лыжами вместо шасси, крепите несколько реактивных ракет для резкого ускорения и торможения, креститесь три раза и… терпите бедствие. Снова и снова.

15-го января 1974 года произошла первая катастрофа. Реактивная ракета для резкого взлёта рванула раньше времени, повредив большую часть правого крыла самолёта. Сразу же вспыхнуло пламя, но, невероятно, никто не подучил ранений, но ноги пилотов вынуждены были провести очень долгую ночь на Южном полюсе в не очень подходящей обуви.

На следующий день прибыл спасательный самолёт. На сей раз пилоты решили взлетать старым проверенным способом, долго разгоняясь по земле. Все приготовились, и… сила тяжести прижала самолет обратно к земле. К счастью, снег является довольно мягкой поверхностью для неудачной посадки, и опять никто не пострадал.

Тогда появился третий LC-130 и… быстро увёз всех оттуда без инцидентов. Бог любит троицу, правильно? Не совсем. Видите ли, только пять существующих самолётов LC-130 были оборудованы лыжами. Вот почему американский военно-морской флот решил вернуться за ними.

Военно-морской флот отправил целый LC-130, чтобы восстановить разбившийся LC-130s. Угадайте, что произошло? На сей раз рванул ракетный ускоритель, разорвав в клочья пропеллер и нашпиговав фюзеляж шрапнелью. Удивительно, но никто не был ранен и на сей раз.

Несмотря на то, что Антарктида, очевидно, весьма негативно относится к аэронавтике, командам к 1977 году удалось спасти все три самолёта, спустя три года после того, как первый потерпел крушение. Операция по ремонту была настолько сложной, что американский военно-морской флот присудил военные награды гражданским лицам, участвовавшим в работах по восстановлению. Как им удалось найти пилотов, всё ещё готовых управлять постоянно разбивающимися самолётами, остается тайной… Хотя, очевидно, что это не самая сложная задача, учитывая то, что в 2014 году, на этой же базе, потерпел крушения бразильский C-130H.



Вертолёт попал в "идеальный шторм".

В далёком 1991 года так называемый "идеальный шторм" в Североатлантическом океане доказал, что можно стать известным, просто проглотив Джорджа Клуни и Марка Уолберга. Но в то время, как все мы помним судьбу коммерческого рыболовного судна "Андреа Гейл", и всё благодаря голливудскому блокбастеру, этот шторм оказался так же эффективен в пожирании не только водных видов транспорта.

Пилота Американской Национальной гвардии Дэвида Руволу и его команду из четырёх человек отправили на вертолёте H-60, на спасение парня, парусная шлюпка которого попала в шторм в 400 километрах от берега Нью-Джерси. Команда столкнулась с огромными волнами и ветром в 80 километров в час, который, после многократных попыток дозаправиться от самолёта танкера, сделал воздушное спасение невозможным.

Не волнуйтесь: румынское грузовое судно в итоге оттащило бедолагу на шлюпке в безопасное место.

А теперь начинайте волноваться, потому что Рувола и его команда не были так удачливы. Рувола повёл вертолёт к берегу маршрутом, который, пересекался непосредственно с особенно опасной частью шторма. Когда он попытался состыковаться с летающим танкером для финальной дозаправки, ветер достигал скорости в 160 километров в час. Дозаправка стала невозможной, и вертолёт оказался без достаточного количества топлива, чтобы добраться до безопасного места.

Рувола передал сигнал SOS и завис над огромными волнами. Команда решила прыгать: второй пилот Грэм Бушор пошёл первым, сопровождаемый спасателем Риком Смитом. Второй спасатель, Джон Спиллэйн, выбрал неудачное время для своего прыжка — вместо падения с высоты в 3 метра в гребень волны, он попал в промежуток между волнами, и упав с высоты по крайней мере 20 метров, ударился о воду на скорости 80 километров в час. При падении он сломал восемь костей, разорвал почку, ушиб поджелудочную железу и разорвал кровеносные сосуды в обоих глазах.

Руволи и бортинженер Джим Майоли остались на борту, чтобы гарантировать, что прыгуны не будут превращены в фарш всё ещё вращающимися лопастями вертолёта. Вертолёт немедленно перевернулся и начал падать, когда Руволи и Майоли собрались покидать его. Майоли, у которого не было опыта выживания, быстро начал показывать симптомы гипотермии, и Руволи связал их тела шнуром от парашюта, чтобы поделиться теплом.

Обычно именно здесь начинает играть медленная музыка и появляться изображения посмертно награждённых медалями и плачущих детей, но весь переломанный Спиллэйн каким-то образом, спустя три часа, нашёл Руволи и Майоли. После того, как они шесть часов плескались в 10-этажных волнах и глотали литры солёной воды, этих троих вытащила из океана береговая охрана, а когда они поднялись на борт, они обнаружили, что Бушор был уже там.

Несмотря на крупномасштабную поисково-спасательную операцию, последний член команды, Рик Смит, так и не был обнаружен. У него остались три маленькие дочери.



Карлос Дардано пережил две (безумные) авиакатастрофы.

В 1982 году 23-летний Карлос Дардано, пилот в третьем поколении, управлял воздушным такси El Salvadoran. Если Вам это кажется обычной профессией, то Вы забываете, что в 1982 Сальвадор находился в состоянии жестокой гражданской войны.

Когда он готовился садиться в свой самолёт на небольшой грязной взлётно-посадочной полосе, Дардано получил ранение в лицо от партизан, скрывавшихся в джунглях. Истекающему кровью и потерявшему левый глаз Дардано удалось посадить пассажиров на самолёт и увезти их в безопасное место.

Дардано не только пережил этот инцидент, он пережил его последствия: он стал полноценным пилотом коммерческой авиакомпании, несмотря на то, что восприятие глубины он утратил, потеряв глаз. И возможно именно за то, что за штурвалом самолета выполнявшего рейс 110 TACA был Дардано, пассажиры должны быть благодарны судьбе.

Шесть лет спустя, 24 мая 1988, Дардано пилотировал новый Boeing 737, который летел по маршруту Белиз - Новый Орлеан, когда откуда ни возьмись, перед самолетом образовался жуткий грозовой фронт. Шторм забросал самолёт градом, снизив способность двигателей удалять избыток воды. Это превратило самолёт в 75-тонный планер.

К сожалению, Новоорлеанский аэропорт находился ещё далеко. Авиадиспетчерская служба предложила Дардано ближайшее шоссе, но он отказался. Вместо этого Дардано решил выполнить приземление на воду, но приближаясь к земле он заметил дамбу. Чтобы приземлиться, Дардано должен был выполнить резкий маневр, предназначенный для авиашоу и самолётов-истребителей, а не для громыхающих воздушных гигантов с животами, полными пассажиров.

Дардано, конечно, выполнил манёвр безупречно, а затем приземлился на дамбе и бережно остановил самолёт непосредственно перед тем, как он должен был пересечь дорогу. Он назвал это самым красивым приземлением, которое он когда-либо выполнял.

Все на борту остались целы и невредимы. И, если бы не ущерб от града, то самолёт также можно было назвать невредимым.

Да, приземление Дардано было настолько безупречным, что его самолёт был всё ещё годен к полётам: двигатели были отремонтированы прямо на дамбе, и лётчики-испытатели взлетели с соседней дороги.

Материал подготовила GusenaLapchataya - по статье сайта cracked.com