Элеонора Мандалян

Image result for медведев с айфоном

Если в комментарии под статьями электронной версии американских русскоязычных газет и журналов вклиниваются наши соотечественники с Того Берега, заранее можно сказать, что это будут в основном выпады, полные злобы и желчи, адресованные как нам с вами – “изменникам Родины”, так и Америке в целом.

К счастью, потребность облегчать душу, выплескивая ее содержимое и оставаясь при этом анонимом, испытывают далеко не все, а определенная категория людей, обладающих к тому же уймой свободного времени. Их едкие, зачастую нецензурные комментарии можно было бы просто проигнорировать, да только ведь ими дело не ограничивается. Тенденция неприятия Америки и американцев прослеживается повсеместно, прогрессируя с ростом ее долгов и экономических проблем.
Однако за всеми этими негативными выпадами и высказываниями скрывается некая ментальная, я бы сказала, нездоровая зависимость тех же россиян от Америки. Так не ее ли они пытаются таким путем замаскировать и скрыть?
Когда я бываю в Москве, меня удивляют и забавляют парадоксы, связанные с отношением к американцам. С одной стороны, высмеивают их бездуховность, ограниченность и зашоренность, почти брезгливо относятся к их одежде и моде. А с другой стороны, те же москвичи, кривящие рот и нос при упоминании обо всем американском, с удовольствием смотрят голливудские фильмы, слушают американскую музыку, покупают американскую технику, пользуются американскими программами в интернете, перенимают их манеры, словечки и даже моду. Половину пассажиров метро в летнее время можно увидеть в майках и шортах (чего раньше, «за железным занавесом», никто бы себе не позволил) с бутылью воды под мышкой.Правда, опорожнив бутыль, бросают ее на пол, где она потом долго катается у всех под ногами.
Особенно смешно и нелепо звучат – от Москвы до глухой деревни – возгласы типа “Wow”, “OK”, “Y-yes!”, американские ругательства, сопровождаемые соответствующими жестами, перенятые оттуда же слащаво-фальшивые “Я люблю тебя” вместо “До свидания”. Слепо копируется все, что можно скопировать, – от насыщения американизмами делового и обиходного лексикона, устройства квартир и офисов, сюжетных коллизий снимаемых фильмов и вручения наград до того, как отмечают американские праздники. Зачем?!

Image result for русские любят американские вещи

Когда же на фоне такого слепого подражания те же люди начинают с пеной у рта хаять Америку и американцев - это уж совсем невозможно понять. Наверное, нужно выбрать что-нибудь одно – либо подражайте, либо критикуйте. 

Спору нет, в некоторых случаях наши соотечественники дадут фору американцу – в плане образованности, интеллекта, широты кругозора и интересов, в плане богатства духовного мира и вообще души. Да только ведь это смотря кого с кем сравнивать. Можно взять за эталон начитанного российского интеллигента-театрала, а с противоположной стороны поставить, скажем, служащего Макдональдса или хозяина овощной лавки. А если взять ученого, студента университета, врача, юриста, политика?
Недовольство Америкой приобретает какие-то гипертрофированные, жестокие формы. Даже после немыслимо страшной трагедии 11 сентября в интернете и российской прессе проглядывало откровенное злорадство по типу “Так им и надо”. А с наступлением кризиса весело отпевать Америку начали все, кому не лень.
“Комсомолка”, к примеру, напечатала интервью с Владимиром Познером под весьма “политкорректным” заголовком: “Скоро ли Америке придет кирдык?”
Тема, почему и за что ненавидят Америку, стала настолько актуальна, что ее обсуждают уже на разных уровнях в СМИ – на радио, на телевидении, в печати, а шире всего – в интернете.
Центр экономического анализа и экспертизы провел на своем website соответствующий форум. Приведу лишь несколько ответов его участников.
- Надо же кого-то ненавидеть.
- Я бы не стал утверждать, что вот мы все сплошь умные, а американцы – тупые. Это Задорнов придумал, а нам лестно.
- А вообще в человечестве хоть кто-нибудь кого-нибудь любит? Вы хоть одного американца реально видели, общались? Ну так чего орать, что вы их не любите. Это как собака, которая гавкает на всех подряд, в угоду какому-то скрытому хозяину.
- По-моему, русские ненавидят их за то, что шибко умные и беспринципные, что нашли способ заставлять весь мир трудиться на их благополучие.
- За их желание всё и за всех решать, ни с кем не считаясь. Прийти и указать как “правильно”, как “должно быть”.
- Я так думаю. Не любят их за политику их правительств, не считающихся с интересами других государств; за низкий уровень образованности населения; и просто из зависти к более богатой стране.
- За что не любят? За вранье. Причем врать своим намного хуже, чем вешать лапшу на уши мировому сообществу.
- За откровенную демонстрацию своего превосходства над окружающим миром.
- Зависть, наверное, и остатки советского менталитета. Потому что мы – русские, и этим всё сказано. Русский мужик (или баба) всегда ненавидел более богатого и успешного соседа... народ... страну – за то, чего он сам добиться не может.
Или вот такое мнение:
- Когда внутри общества есть проблемы, лучший способ объединения – общий враг. Сверху идет приказ, и СМИ достают из чулана свое пугало. И мы все искренне и дружно ненавидим Америку, хотя 90% россиян живого американца в глаза не видели.
- В своём стремлении завоевать весь мир, – пишет один россиянин, – США уже очень близко подобрались к нашим границам. И вообще они ведут агрессивную внешнюю политику, наглеют, развязывают войны ради природных ресурсов и пр. За что их любить-то? Настраивают бывшие союзные республики против нас. А всякие оранжевые, бархатные революции... Всё финансируется оттуда. Это, конечно, круто лезть во все страны со своими интересами, но не всем это нравится.”
Нет, критиковать конечно же есть что. Кому, как не нам, ставшим с некоторых пор гражданами Америки, знать об этом – не понаслышке, а на собственных шкуре и опыте. Но назовите хоть одну страну (или народ), в которой не нашлось бы ничего, достойного критики. О каждой можно написать тома “за” и “против”.
“Американец – это не национальность и даже не принадлежность к определенной географической местности. Это – состояние души, синоним бездуховного, эгоцентричного, туповатого создания, которое вертится в своем маленьком мирке и не желает замечать ничего и никого вокруг, а американское общество – суррогат, где каждый действует только в своих интересах, где деньги решают всё, где люди идут по трупам”, - выписывает свой безапелляционный приговор Виктор Фридман, автор скандальной статьи “Другая сторона Америки”.
“Уезжая из России в Америку, – говорит он, – мы приобретаем что-то материальное, но невероятно деградируем духовно, морально и интеллектуально.”
Не могу согласиться. По-настоящему внутренне богатый человек всегда и везде самодостаточен. Он носит свой мир с собой, как путник – чемодан. Но в отличие от путника его нельзя обокрасть. Его мир нельзя ни отнять, ни убавить. Не среда обогащает или обедняет личность, а личность – среду.
Фридман прожил в США восемь лет, закончил университет, окончательно “понял, что с этой страной что-то не так”, раскритиковал в пух и прах все, что только можно – от отдельных американцев до государственного аппарата, от судопроизводства до IRS (Налоговой Службы), действующей, как он утверждает, “откровенно бандитскими методами, нарушающей закон на каждом шагу”. А потом вернулся назад, в Москву, заявив, что наконец-то счастлив по уши. Вот только... “почему в России туалетная бумага такая жесткая?” – вопрошает он на очередном радиоинтервью. 

Image result for челябинская туалетная бумага

Сторонники многочисленных теорий американского заговора не могут понять простой вещи, считает журналист Сергей Вакуленко: Америка искренне желает всем добра. Загвоздка в том, как она это делает. В ней по сей день силен дух миссионерства, уверенность в том, что только она знает, как надо, а если кто живет не как надо, значит следует его научить, проявив настойчивость.
“Америку основали и отстроили люди, способные бросить все: друзей, привычный уклад, уехать на край земли и начать заново – и все это ради pursuit to happiness, стремления к счастью, – пишет Вакуленко. –Такими были и отцы-основатели, плывшие на Mayflower, и евреи из Бобруйска, добиравшиеся до Америки в трюмах пароходов, и сегодняшние мексиканцы, крадущиеся ночью через пустыню. И это уже в генах: за изменение жизни к лучшему (в весьма материальном смысле) можно заплатить очень многим. Если знаешь, что надо делать, – незачем рассуждать. Если в твоем караване кто-то захныкал, упал в снег и решил заснуть навеки, надо дать ему пинка для его же блага.”
Америка отстроила себя самое из ничего, продолжает рассуждать Вакуленко, и имеет все основания гордиться собою. Она пытается нести (из самых добрых побуждений) свет своего счастья всему остальному миру. По-американски ретиво, не задумываясь, нравится это кому или нет. Беда в том, что американское счастье не является идеалом для остального мира. Там иначе распределены соотношения между работой, карьерой, материальным благосостоянием, общением с друзьями, патриотизмом.
“Где граница в международных отношениях? Не знаю... Но, по-моему, Америка, из очень добрых побуждений, ее перешла. За что, к сожалению, и расплачивается”, – заканчивает Вакуленко свои размышления.
Книгу американского романиста Гора Видала “Почему нас ненавидят? Вечная война ради вечного мира” отказываются издавать в “самой свободной стране мира”. Но ее издали в Москве. Видал пытается проанализировать, за что Америку ненавидит весь мир, который она столь настойчиво желает облагодетельствовать. И приходит к заключению, что виной всему отношение американской администрации к собственным гражданам и ко всем остальным.
“Пятьдесят лет назад, – пишет он, – Гарри Трумэн заменил старую республику на государство национальной безопасности, чьей единственной целью является вечная война – горячая, холодная или тепловатая.”
Каждый из нас к вышесказанному может добавить массу собственных наблюдений и умозаключений, и не потому, что критиканство у нас в крови. Все мы люди мыслящие, глаза, уши и мозги у нас на месте, а свежему, стороннему человеку недостатки и недочеты лучше видны, чем тем, кто смотрит издалека, и даже тем, кто в них с рождения плавает. Но если положить на весы все “за” и “против”, думается, “за” все-таки перевесят.
Что же касается пресловутой американской бездуховности, то на сто “тупых или полутупых американцев” всегда найдется один, кто переплюнет остальных сто. Вот на них, на тех, что один на сто, наверное, Америка и держится. Но ведь и остальные 99 тоже нужны. Если бы все работали только мозгами, кто собирал бы урожай, доил коров, пек хлеб, мыл посуду в ресторане, варил сталь... ну и так далее.
Владимир Гандельсман (петербургский поэт и переводчик, с 1994 живущий и работающий в Нью-Йорке) обращается к тем, кто все американское пытается обхаивать:
“Ах, Брайтон! Да не бегите вы на Брайтон, поезжайте сразу в Гарвард или Стэнфорд, послушайте пару лекций, прочитайте свою...
Мы любим ненавидеть. Американцы тупы, американцы бескультурны и т.д. Все это чушь. Лучшие университеты, лучшие библиотеки, лучшие ученые мира (в том числе и российские), неслыханные тиражи книг, замечательная литература. Поэтому, изо дня в день встречаясь с тупым американцем (русским, ирландцем, чехом или французом), вы должны догадываться, что умному, возможно, до вас просто нет дела.” (Браво, господин Гандельсман!)
Рассуждая о том, что порождает ненависть к Америке, протоиерей Александр Шмеман (потомственный дворянин из Ревеля, парижский доктор наук по богословию, почетный доктор ряда университетов, приехавший по приглашению в Штаты и проживший здесь последние 32 года своей жизни) пишет в своих “Дневниках”, ставших весьма популярными в России:
“В иррациональном своем источнике эта ненависть вызвана тем, что Америка другая – по отношению ко всему остальному в мире, и потому что другая – есть угроза.”
Или вот еще такие мысли Шмемана, высказанные им на Радио “Свобода”:
“Люди веками бегут в Америку для более легкой жизни, не зная, что жизнь там – на глубине – гораздо более трудная.
Во-первых, потому что Америка – это страна великого одиночества. Каждый – наедине со своей судьбой, под огромным небом, среди необъятной страны. Любая “культура”, “традиция”, “корни” кажутся маленькими, и люди, истерически держась за них, где-то на глубине сознания подспудно знают их иллюзорность...
Во-вторых, потому, что это одиночество требует от каждого экзистенциального ответа на вопрос to be or not to be. Отсюда столько личных крушений. В Европе даже падающий падает на какую-то почву, там – летит в бездну.”